Мобилизация

Весь интернет гудит о событиях на Украине. Самых разных. Например о том, что Там объявили всеобщую мобилизацию. А потом пришла новость, что на призывные пункты явилось всего полтора процента. Тех самых военнообязанных….

«Мировая общественность» и журналисты попытались узнать, почему так мало призывников захотело исполнить свой патриотический долг. Выяснилось — что население стало требовать от России срочно открыть пункты сдачи военнопленных. И пока их не откроют, никто призываться в армию не собирается. Через два часа тон требований изменился. России предъявили ультиматум – Пункты по сдаче в плен следует открыть прямо у военкоматов. Чтобы значит далеко не ходить.

Потом тон требований еще усугубился. Военнообязанные потребовали, чтоб они отбывали плен исключительно в собственных квартирах и домах…. Ну и под конец было выдвинуто совершенно справедливое требование. Что, мол, согласно Гаагской конвенции пленные должны быть обеспеченны питанием. Причем хорошим. На уровне мировых стандартов. И проживанием в достойных условиях. А так как в плен сдается все население Украины, достигшее призывного возраста, То пищевое довольствие и денежное содержание на оплату коммунальных услуг просим выслать по Адресу – Список переписи населения Украины прилагается ниже…

Да, тех кто уклоняется от призыва — «майданутых», разные там правые сотни, Депутатов, Ну и прочих демократов, в общем, всех кто требует попадания в Европу, туда их и отправить. Причем вместе с майданом. Кличко с певицей Русланой и «Океаном Эльзы» в Берлин. Чтоб значит уже Через неделю немецкие бюргеры икали при кличе «Слава Украине», и испуганно вытягивали руку. Тягнибока обязательно отправить в Варшаву. Со всеми правыми сотнями. Чтоб он объяснил им, какие они «няшки», и зачем была устроена «Волынская резня». А заодно потребовал назад Перемышль. Ну а Яценюка с паней Юлей только в Париж. На Елисейские поля. Чтоб значит научили местное население украинской мове. И «Хто не скаче, тот француз» Ну или Немец, Поляк, в зависимости от дислокации.

Ну и само собой разобрать Во всех нижеперечисленных стольных градах тротуарную плитку с площадей. Начать жечь автомобильные покрышки… В туалет ходить исключительно в мусорные баки. И когда от аромата немытых тел, воплей, вони и гари от горелой резины местное население окончательно обалдеет, Потребовать власти…. И ведь отдадут же… После чего Присоединят Францию к Ивано – Франковску. Германию к Ровно. У них там Гауляйтер Кох жил. Правда, недолго. Ну а Польшу к Волыни…
Ну и Голландию не оставить без внимания. Туда надо собрать и отправить эшелонами всех представителей ЛГБТ сообществ. В армии они служить не хотят. Опять же родственные души… зато какая радость будет доставлена местным голубым….

После ознакомления с данными требованиями Российское правительство срочно объявило о прекращении военных учений на западных границах, И отводе войск к местам постоянной дислокации. Но при этом продолжает настаивать на втором пункте требования – посылке в Европу «уклонистов»…

4 марта 2014 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Летит, летит метеорит

Метеориты, они, как известно, летают где хотят. Когда хотят, и куда хотят… На то они и небесные странники. Вот один недавно к нам заглянул. В Челябинск. Судя по всему, совершенно случайно. Чего-то там с траекторией напутал. И как итог – сгорел. В верхних слоях атмосферы. При этом еще и умудрился взорваться….

Вот оно как иногда бывает…. Летал себе спокойно миллиарды лет. Бороздил космическое пространство…. Насмотрелся всякого…. И на Марс. И на Юпитер. И на Сатурн. И даже я бы сказал на Венеру…. И, Вот, на тебе…. Вспышка, и Все….

А тем временем в самом Челябинске народ попытался понять, что все – таки произошло. Ну, кое-где стекла повыбивало. Причем почему-то в основном в пластиковых рамах. Ну, кое-кого поцарапало осколками от этих самых стекол. Ну, вспышка была от взрыва. Говорят, красивая. А в общем-то, ничего интересного. Ну, метеорит. Ну, прилетел. Ну, взорвался…. Да мало ли… Хозяйки да дворники вымели осколки. Вставили стекла. Поворчали – «Ишь, мол, летают тут всякие….  А потом мусор за ними убирать…. Никаких стекол не напасешься….» И все. Стали себе спокойненько жить дальше….

А тем временем в этот же день в США случился переполох. Не успело утро наступить. А к президенту ихнему, Обаме, который Барак, все Американское высшее военно-разведовательное начальство вломилось. Прямо в спальню. С криками – «Все пропало Шеф, все пропало…»

Барак, который Обама, с перепугу даже под кровать попытался забраться. На всякий случай. Может действительно все пропало? Правда, ему это жена не позволила…. Она и потребовала – прекратить панику и докладывать по существу. Но на всякий случай приказала приготовить вертолет. Для эвакуации.

А министр обороны заголосил – «Шеф, вчера вечером – а по их времени утром, на Челябинск упал метеорит….» Обама оживился… — «Челябинск, … Челябинск…. Надеюсь это где то в Сирии….И тогда можно будет доказать, что сирийское правительство с помощью метеоритов борется с повстанцами, и ввести бесполетную зону….

«Нет, Шеф, все намного хуже, Я же говорю, все пропало… Челябинск — он находится в России. Это Урал. Причем, почему-то Южный. Хотя морозы там бывают какие-то северные. Под минус сорок. А иногда даже больше. И это не по Фаренгейту, а по Цельсию…. В общем, город с населением в миллион. Там русские танки делают….

«И что?» — перебил его Обама. Он пришел в себя, и все больше стал походить на прежнего Барака…. «Так это. Шеф…. Глава ЦРУ сделал паузу…. Короче, тут наши ученые из НАСА посчитали, сила взрыва метеорита эквивалентна тридцати бомбам, сброшенным на Хиросиму. Или Нагасаки….»

«Так…. Задумчиво промычал Американский президент. Наверное, город в руинах. Надо срочно послать Российскому президенту телеграмму о соболезнованиях. Мол, Американский народ, и президент лично скорбим….
Что еще?». «Вы не поняли Шеф… Вмешался глава Пентагона. Все намного хуже…. Понимаете, когда мы сбросили Бомбу на Хиросиму, было сразу семьдесят тысяч убитых. И примерно столько же раненных. Когда сбросили Бомбу на Нагасаки, было восемьдесят тысяч убитых, и сто тысяч раненных….А здесь взрыв эквивалентный тридцати Хиросимам прямо над городом. И…. все живы. И здоровы. Не считая мелких травм от осколков разбившихся стекол. И ни одного разрушенного здания. За исключением крыши какого-то цеха…. Извините Шеф…. Но сегодня открылась страшная истина – Этих Русских даже ядерное оружие не берет…. И все что они построили – тоже….»

«Получается, что все наши тысячи ядерных боеголовок обычная куча металлолома, и все что создано за годы холодной войны, ну и за последнее время непосильным капиталистическим трудом – просто блеф…»

«Ну, а что на эту тему скажет разведка?» насупился американский президент. «Так, ответил глава ЦРУ. Вот досье. Правда, в нем сплошные непонятности. Начиная с названия. И климата. Я уже говорил, что там нередки сорокаградусные морозы. Причем это – на Южном Урале. Тогда непонятно, каково на северном….  На гербе города Челябинск изображен верблюд. Причем одногорбый. Такие  — живут только в Северной Африке и Аравии. Пару лет назад мы провели эксперимент. Купили у одного из аравийских шейхов десяток верблюдов. Тех самых. Одногорбых. И завезли их зимой на Аляску. Там как раз тоже сорокаградусные морозы стояли. Так не поверите, они все на второй день околели. А вот в Челябинске они, судя по всему, живут…. Их даже на гербе города изображают….»

Отдельной строкой можно указать на такое качество, как «суровость» местных жителей. Что это такое, опять же никто объяснить не может. Но «суровость» Челябинских мужчин и женщин входит в устное народное творчество России. Начинается фраза обычно так – « Челябинские парни (или женщины) настолько суровы…» и далее следует подробное описание их суровости. Нашему агенту в Челябинске было дано задание проверить эти данные. Резидент остановился на проверке фразы «Челябинские парни настолько суровы, что греются на сорокаградусном морозе холодным пивом». Наш агент в один из морозных дней, когда на улице было минус сорок пять градусов по Цельсию,   зашел в открытый пивной бар в Челябинске, который на местном диалекте именуется «пивнушка». И сказал обычную для русских в таких случаях фразу «Эх, пивка, бы, да холодненького….» Его сразу приняли за своего, и выдали без очереди пол-литровую кружку пива…. Дальше случилось самое страшное, что можно себе представить. При попытке отхлебнуть пиво агент примерз губами к кружке. Он пытался освободиться, но примерзал все сильнее и сильнее. Наконец это увидели завсегдатаи пивного бара, их было человек двадцать. Один из них крикнул – « Еще одного шпиона прислали. Суровость проверять. Примерз однако…. Вась, вызывай скорую»… Агента доставили на неотложке в местную больницу. Где чуть не ампутировали губы. Но слава Богу, все обошлось. Сейчас он почти восстановился, перенеся три пластические операции…. А фразу о том, что «Челябинские женщины настолько суровы, что греются на сорокаградусном морозе мороженным, мы проверять не стали…. Но говорят, они действительно суровы. Потому как умудряются ко всему прочему управлять теми самыми суровыми челябинскими мужчинами. А те их обычно любят и слушаются…

Кроме того, в Челябинской области находится то самое место, куда во всей России обычно посылают друг друга. Знаменитая русская фраза «Пошел ты на …» имеет, как оказалось, четкие географические координаты. Для этого русские оказывается по широте души выделили целый район. Он так и называется – Уйский район Челябинской области. Там же протекает река Уй. Крепость с одноименным названием был специально заложена по именному указу Государыни Императрицы Елизаветы Петровны еще в 1742 году, почти сразу после ее восшествия на трон. Чтоб знали куда идти, когда посылают. Ну а чтоб все было благопристойно, из имени города и реки вымарали первую букву. Эту информацию наш агент купил за пятьдесят тысяч долларов у деревенского сторожа дяди Миши как Важнейшую военную и государственную тайну. У дяди Миши оказалось еще много тайн, но к сожалению, скромный бюджет ЦРУ не позволяет купить их все. Поэтому категорически просим увеличить финансирование не менее чем в три раза…

Насчет сохранности после взрыва зданий и сооружений. По данным разведки во всем виновато пресловутое «советское качество» Что это такое, никак не удается выяснить. Так, на местном «блошином рынке» наш агент выяснил непонятную с точки зрения рыночных отношений вещь. Пожилой мужчина торговал топорами. Причем одни из них, ничем не отличавшиеся по форме и размерам, он продавал в три раза дороже других. На вопрос, почему такая разница в цене продавец ответил –«Чудак человек, так те ж Советские. У них и качество советское…»

Еще приведу только два странных и необъяснимых факта. Первый. Не так давно, пару лет назад, в том же регионе решили снести старый цех какого-то завода. Который был построен еще во времена второй мировой войны в 1942 году. Казалось, как они тогда могли строить…. Так вот, заложили тонну тротила, Рванули. И… Цех стоит. Заложили две. Опять рванули. Цех чуть пошатнулся, и опять ничего…. Больше увеличивать заряд не решились. Потому как жилые дома по соседству стояли. Так оставили его стоять… Второй факт…. С год назад прошел у нас ураган. Зацепил Тихоокеанское побережье. Кучу народа оставил без жилья. Превратив в щепки несколько тысяч домов. Потом перебрался в Японию. И там тоже натворил дел. Снеся несколько поселков. То же самое случилось и в Южной Корее….»

«Помню, помню, кивнул Американский Президент….»
— «Так Вот, потом он перебрался в Россию и дошел  до их  города Магадана….» — «И…» Обама насторожился. «Ничего. Ответил глава разведки. В городе жертв и разрушений нет. А двухметровый слой выпавшего снега русские убрали на следующий день….»  «Как убрали? На лице Барака появилось неподдельное изумление. У нас в Вашингтоне двухсантиметровый слой снега это уже стихийное бедствие. Все на три дня оказалось парализовано….»  « Так вот, наш агент из Магадана послал донесение – эти странные русские строят в основном из кирпича и бетона. И почему-то это все не сносит ветром….»

«Да, схватился за голову Барак. Ох и тяжело быть Обамой…. Что делать?  Ну хорошо, ядерное оружие против русских бессильно. Но у нас есть еще бактериологическое…. Оно хоть кого возьмет….» «Не совсем, ответил глава Пентагона. Оно действительно хоть кого возьмет. Только не этих русских…. Дело в том, что у них есть такая традиция. На крещение нырять в прорубь. Ну, в Израиле все понятно. Там всегда плюс тридцать. Или сорок. И река Иордан под боком. Вода мутная, но очень я бы сказал теплая. Кто же знал что эти русские все воспримут буквально. И ныряют они в прорубь в самые холода. У них даже термин такой есть – «Крещенские морозы»…. Обычно это происходит так. Ночь. Сорокаградусный мороз. Прорубь на реке. И огромная очередь желающих нырнуть и погреться в ледяную воду. Обычно ныряющий говорит «Твою мать». И прыгает в ледяную воду. (При этом совершенно непонятно чью именно маму он имел ввиду.)  Окунается три раза подряд. После чего выйдя из воды на сорокаградусный мороз крестится и говорит –«Господи, спаси и сохрани». Иногда после этого выпивая стопку водки. Опять же крестя рот…. Эффект получается потрясающий. После этого обряда русских не берут ни вирусы, ни бактерии. Мы пробовали провести эксперимент по закаливанию. Взяли взвод элиты наших спецподразделений – «Морских Котиков» Они могут по двое суток не выходить из океана. Проплывая при этом шестьдесят километров. Не боятся акул. В общем, способны на любой подвиг…. И…. Опять же мы отвезли их на Аляску. И повторили эксперимент. Тот же сорокаградусный мороз. Та же прорубь. И…. После трех кратких погружений и выхода из проруби «Котики» мгновенно превращались в сосульку. Увы, с летальным исходом. После того, как мы заморозили восемь бойцов, эксперимент пришлось прекратить…. При этом пытались повторить всю ту же сакральную формулу И «Твою мать», И «Господи спаси и сохрани». И по-русски и по-английски. Ничего не помогло.

«Так…» — помрачнел Обама. «Но у нас есть еще и химическое оружие….»
«И оно бесполезно. У русских есть против него одно универсальное противоядие. Называется «Портянка». Что это такое до сих пор не понятно. Их используют в Российской армии вместо носков. По данным разведки – это прямоугольный кусок ткани, который зачем-то наматывают на ногу. При этом между обувью и ногой вырабатывается какой-то особый фермент. Короче, по экспериментальным данным, у нюхавшего портянки в течении года вырабатывается стойкий иммунитет к любому химическому оружию. При проверке наших солдат на это выяснилась странная вещь. После вдыхания запаха портянки более одной минуты наши солдаты теряют сознание…. А русские попросту не обращают на это внимание…. Если учесть, что почти все мужчины в России, особенно старшее поколение, служили в Армии, то все очень плохо. Русских химическим оружием не возьмешь… Одно радует. Говорят, у них сейчас появился новый министр обороны. По фамилии Шойгу. Так вот. Он решил портянки начисто отменить…»

«И что нам теперь делать, всплеснул руками Обама. Бедные мы… Беззащитные… И напасть нам ни на кого нельзя. Без тяжелых для себя последствий… Пятьдесят лет с прежней Россией вхолодную воевали. Двадцать лет разрушали изнутри. И вот все оказывается насмарку….Надо что-то новое придумывать. Не даром — Фридрих Великий, Король Прусский говаривал – «Этих русских надо два раза застрелить, а потом еще толкнуть, чтоб упали»…

«Так это» – ответил глава Пентагона. «Надо наш военный бюджет увеличить. Раз в десять. Не меньше. В связи с появившимися новыми военными угрозами. И нового оружия придумать побольше. Чтоб нашу главную мечту осуществить. – наконец-то победить этих русских…»

Февраль – май 2013 года

Фантастика…

В канун Нового года, в аккурат утром тридцать первого декабря, мне позвонил Шурик. Приходи мол. Я баньку затопил. Перед праздником попаримся как следует. Старую грязь смоем. Чтоб ее в Новый год не нести. Ну а я собрался да пошел.

Банька у Шурика была хорошая. Небольшая, уютная. Любовно отделанная деревом. Духовитым, пахучим. И веник для этой цели Шурик заготовил специальный – пихтовый. Он им давай хвастаться. Вот, мол, ребята из Сибири привезли. По моему заказу….

Да нет, обычные веники они хороши. И березовый, и дубовый, и липовый. У Шурика в кладовке их много припасено. Висят себе, ждут своего часа…. А вот пихтовый, он особый. И запах, и мягкость лапника. Им попаришься, как будто заново родился…. Да и целебный он очень. Им в Сибири, в дальних таежных уголках от хворей разных испокон  веков спасались. Недаром сибирское здоровье оно притча во языцех…. Мороз на улице трещит сорокаградусный, а в баньке побаловались пихтовым веничком, и на тебе, — ни гриппа, ни ангин разных…

В общем, попарились мы с Шуриком по полной программе. Раз семь в парилку заходили, не меньше. А в перерывах отпаивались горячим терпким чаем. В общем, помолодели лет на десять, не меньше.

Зашли домой, сидим, блаженствуем. Тело оно после бани каждой клеточкой поет. Шурик само собой водки достал. «Давай говорит, понемногу. Как там Суворов говаривал? Продай последнюю рубаху, а после бани сто грамм выпей…. Ну, или что-то в этом роде…. За точность текста я не ручаюсь….» -«Ну, ну, ехидно добавил я – ты еще скажи, все попью, но флот не опозорю….» Но сто грамм выпил…. Больше и не надо. Вечером еще Новый Год встречать. А старый провожать. Серьезное мероприятие….

В общем, сидим, разговариваем себе. Телевизор смотрим. В новостях все о том же. Мол в России зима наступила, и опять население замерзает. Там в стольких то домах отопление разморожено. Там канализация вышла из строя. Вместе с водопроводом. Ну, прямо сплошной блокадный Ленинград…. И вообще, вдруг выясняется, что оказывается, в России бывают морозы. И даже больше тридцати градусов. Разумеется ниже нуля. Это теперь главная новость. Мол, холода стоят невиданные. Таких не было лет пятнадцать подряд….

Шурик почесал свежерасчесанную шевелюру, и говорит: «Только вот пятнадцать лет назад никто ничего и нигде не разморозил. А самих морозов как-то и не замечали. Жили себе люди. И все шло своим чередом…. А вообще, такое уже было. Скажем у французов в 1812 году. Под Москвой. У них с русскими морозами тоже своеобразные отношения сложились. Или скажем у немцев в 1941 году. Опять там же. И тоже для них мороз стихийным бедствием стал. С самыми катастрофическими последствиями. И полным непониманием того, чего делать. И как с этим бороться….Только они людьми пришлыми были. Одно слово – захватчики….

Ну а ну нашей сегодняшней Российской власти взаимоотношения с зимой и морозами почему-то такие – же, как у тех немцем да французов…. И зима приходит каждый раз как- то неожиданно. И морозы почему-то какие-то не западноевропейские…. И мне начинают терзать смутные сомнения, как того самого управдома Ивана Васильевича…. Российская ли в России власть…., если для нее мороз Российский неожиданность…. Я уже  про разные «Кемские» волости и не говорю… Роздано столько, что непонятно, что самим осталось…. Хотя еще в советское время обычный вор, судя по фильму больше за Родину болел… И шептал в ухо самозванцу – Ты чего это царская морда казенные земли разбазариваешь…»

Шурик взял в руки программу телепередач, напечатанную в газете, и давай комментировать праздничную сетку вещания. На предмет того, что стоит посмотреть, а что нет. А потом говорит: «Хочешь фантастику посмотреть – старую, хорошую, советскую?»  Я кивнул. Он переключил на другой канал. А там «Ирония судьбы или с легким паром» идет. Эльдара Рязанова. «А где фантастика?» спрашиваю я его. «Это она и есть, присмотрись внимательнее», ответил он. «Не понял?!»   — «Ну а что тут непонятного, смотри фильм, и все будет ясно… Для сегодняшнего человека, то, что показывают в этом фильме уже фантастика. Это раньше была реальность…
«То есть?»  удивился я.  «Ты можешь представить себе, чтобы простой врач с друзьями 31 декабря пошел попариться в Сандуновские бани?  Теперь это привилегия бандитов да депутатов. Врачей и инженеров там днем с огнем не сыщешь….

И вообще, в фильме что ни эпизод, то фантастика. Ты можешь себе представить ситуацию, чтобы пьяного человека в наше время посадили без документов в самолет?
И он бы улетел в другой город? Да его бы еще в аэропорту отловили. Приняв веник за бомбу. А самого за террориста.

Или возьмем ситуацию в том же Ленинграде, куда наш герой прилетел. Что сделает сейчас женщина, обнаружив в своей квартире пьяного мужчину? Правильно, вызовет милицию. Петербург то сейчас он бандитский. И сразу конец романтической истории…

Ну а наши главные герои? Где вы видели в сегодняшнем Петербурге учительницу, которая бы получила бесплатную квартиру? А врача такую же в Москве? Фантастика…
Причем на свою бюджетную зарплату они оба сумели купить сразу полный комплект мебели…. Или где найти учительницу, которая даст кому – то денег на авиабилет Ленинград, извиняюсь Петербург – Москва. Да для нее это фантастическая сумма.

И получается какая то странная штука… Наше недавнее прошлое становится настолько фантастичным, что оторопь берет. Ну жили же люди…  И если так пойдет и дальше, то сама профессия врач и учитель скоро тоже попадет в разряд фантастики. Останутся только торговцы, да «менеджеры». Так называемый офисный планктон. Который сам не знает, что он делает, и для чего существует.

А может все-таки лучше вперед – назад, в свое фантастическое прошлое?  Когда и люди были добрыми. И страна Великая. И никого не надо было бояться. А то больно уж нерадостное нас всех, и наших детей ждет будущее…

«Ну да ладно, продолжил Шурик. Что-то я все о грустном. В смысле о сегодняшних реалиях. Лучше, значит, всех поздравить с Новым Годом. И пожелать Счастья. Каждому Своего. Чтобы у каждого в Новогоднюю ночь сбылось его заветное желание. И чтобы Хотя бы в Эту ночь все стали хоть немного добрее, лучше, и стали относиться к окружающим как к самому себе… И тогда может мы хоть на капельку приблизимся к этой самой фантастике….»

Декабрь 2006 года.

 

 

 

 

 

Кин — Дза — Дза подкралась незаметно

Забрел как-то ко мне Шурик. В гости. И предлагает: — « Поехали, мол, на дачу. Отдохнем от городского шума. Чаю попьем. С клубничным вареньем. Причем в моей новой беседке. Я ее значит, только что построил.…В общем, оторвись от Интернета, телевизора, и прочих городских забот. Подыши свежим воздухом….»

Ну, я подумал, убрал все текущие дела на нижнюю полку, и согласился. А на даче хорошо… Клубника, значит, прямо на грядках краснеет. Розы вокруг цветут. Флоксы, Лилии. Яблоки опять же прямо на дереве растут. А не на прилавке магазина. И беседка у Шурика получилась симпатичная такая. Деревянная вся. С затейливой резьбой. Мы в ней расположились, и давай плодами природы угощаться. Разными. Яблоками, сливой, малиной. И даже крыжовником. В общем, всего понемногу.

А  Шурик хитро так говорит: — « Мы, мол, тоже не лаптем щи хлебаем….  У меня здесь и спутниковая тарелка есть. Чтоб новости смотреть. Разные. Хочешь, продемонстрирую….»
И приносит маленький телевизор. Плоский такой. Подключает его к кабелю, и на тебе…
Точно…. Опять дикторы на разных каналах что-то взахлеб рассказывают…. То снова самолет упал. Непонятно какой по счету. То в Южной Америке морозы стукнули. Настоящие… И местное население не понаслышке узнало, что такое Сибирь. То в Китае вместе с Пакистаном случилось наводнение. И  тамошние жители уже плавают. Но, судя по всему, выплыли далеко не все….

Но главная новость – жара в России. В ее Средней Полосе. Да пожары. Ну а в Москве вообще хорошо. Все в дыму. И ничего не видно. Как на картине в известном анекдоте.  А телеведущий радостным таким голосом сообщает – « А сейчас репортаж с Красной площади». И, репортер, стоя в маске вещает: «Мы находимся в ста метрах от Храма Василия Блаженного. Как вы видите, его совсем не видно… Просматриваются только смутные очертания….»  И начинают показывать какую-то туманну  даль. И на этом фоне мелькают странные тени москвичей. Причем почти всех в марлевых масках….

А потом телеведущий осипшим от смога голосом добавляет: «И новость последнего часа. Сейчас по этому поводу выступит Президент России»… И действительно, начинают показывать Кремль. И этого самого Президента. А тот и говорит: Давайте переименуем  милицию в полицию… И сразу все наладится»…. И начинают срочно показывать очумевших  от этой новости официальных лиц, которые при этом пытаются поддакивать…

Шурик тоже глядючи на это, чуть не поперхнулся. «Да, говорит. Очень даже мудрое решение…. И я бы даже сказал очень своевременное…. И главное, какой полет мысли…
Станут милиционеры полицейскими, и все. Лесные и торфяные пожары, они сразу сами собой потухнут. И дожди пойдут непременно. Впрочем,  Такое уже кажется было. С год назад. Ежели не больше. Когда кризис грянул. Все Большие Начальники забегали, засуетились. Мол, что-то надо делать. А чего – никто не знает. Ну а теоретики от экономики, и не только, давай рецепты разные предлагать. Как от этого самого кризиса спастись. Кто — то предлагал начать промышленность спасать. Кто – то сельское хозяйство. Им начали возражать. Мол, ни того, ни другого, у нас давно уже нет. Мол, давайте лучше Олигархов спасать. И банки. У них там деньги лежат. Если Олигархов да Больших Начальников спасем с их деньгами, народу сразу жить легче станет. И конечно веселее… Ну а пока они спорили, Президент России со своей инициативой выступил –
Мол, страна у нас большая. Слишком. Давайте мол, пару часовых поясов отменим. Чтоб значит в Хабаровске и Биробиджане народ в одно время просыпался…. И вообще, столько часовых поясов это роскошь…. Теоретики, конечно, начали соображать. Как это мудрое решение применить в борьбе с кризисом. Долго думали. Уже и про сам кризис забыли. Так, судя по всему, и думают до сих пор…

«Ну а что касается того, что милиция вдруг станет полицией, это мелковато как то… Продолжил Шурик.  Во — первых, народ сразу шептаться начнет. Мол, если раньше были менты, то теперь кто – понты? Обязательно вспомнят полицаев в Великую Отечественную…. Ну а если с ними по старой привычке как с предателями обращаться начнут? У дедов на этот счет опыта хоть отбавляй… Опять же, как будут называться телесериалы менты – девять или десять? Или ментовские войны?  Я, говорит Шурик, тоже свое предложение вношу. Чтоб избежать народного недовольства. Надо милиционеров в Яйцелопов переименовать. Как в фильме Кин – дза  — дза….»

«Ну, скажем, не в Яйцелопов, а Эцилоппов, так кажется правильнее,» поправил его я. «Так кажется у авторов звучит… Эцилопп, если прочитать наоборот как раз и получается пполицэ».  –«Ну подойдет и это», миролюбиво согласился Шурик. «Главное содержание, а не форма. Хотя Яйцелоп звучит как — то более приближенно к нашим реалиям….»

«Вообще, продолжает Шурик, пора заодно и нашу галактику переименовать в Кин-дза- дзу. А планету Земля в Плюк. Так сказать, сразу на законодательном уровне. Чтоб все ясно ощутили, где находятся. У нас уже почти все как на этом самом Плюке. Ну, посуди сам – ПЖ у нас есть. Причем не один, а сразу два. И народ их любит…. Правда, в разговорах почему-то обычно упоминает не их самих, а больше их маму….

Ну и конечно слагает песни. О любимом ПЖ.. Мол хочу такого как он, и все тут. Ну а кто помоложе, марши разные проводят. Опять же исключительно от великой любви и почитания. А в кабинетах Эцилоппов портрет ПЖ на самом видном месте. Причем если раньше только одного, то теперь обоих. Чтоб ежели чего, ошибочки не вышло…

С намордниками у нас опять же тоже все в порядке. То в связи  с птичьим гриппом. То со свиным. То, значит, потому что смог и жара. Ну и само собой, народ наденет марлевые повязки, и радуется. Пусть даже незаметно. Но зато совершенно искренне….

По телевизору опять же зачастую таких исполнителей показывают, что знаменитая ария Прораба и Грузина на тему «Мама, мама, что я буду делать, когда наступят зимние холода» начинает казаться шедевром. .. Так и тянет добавить ЫЫЫ в конце песни… Пустыня у нас пока конечно не везде. Но я тут недавно посмотрел спутниковую карту. Так вот. На границе с Китаем лесов почти нет. Одни пеньки остались. А местами нет и пеньков…

Опять же Эцилоппы – представители власти ведут себя так же. При встрече требуют вывернуть карманы. Ну и все как один с мигалками передвигаются. Что милиция, что депутаты, что губернаторы. Ежели еще автомобиль в пепелац переименовать, будет полное соответствие…. Да еще надо бы каждому из них  шлем с мигалкой выдать, чтоб случайно ни с кем не спутать. И знать кому «Ку» говорить…

Ну а вместо дифференциации общества по желтым и малиновым штанам  предлагаю ввести особые отличительные знаки. Для Эцилоппов  рангом поменьше нагрудный знак –
«Мне можно все». А для депутатов, олигархов, и губернаторов – «Мне можно все и даже больше». И тогда нам всем точно наступит полная Кин-Дза-За. Или вернее уже почти наступила….»

Август — декабрь 2010 года

Первый снег

Первый снег. Медленно и робко падают первые снежинки… На тёмные силуэты деревьев, с редкими остатками не сорванной ветром пожелтевшей листвы. На серые крыши домов, на мокрый асфальт.  На стайку воробьёв, перепугано прыгающих с ветки на ветку, тревожно о чём-то чирикающих. На глупого щенка пяти недель от роду, весело прыгающего, и хватающего снежинки зубами… Это его первый снег. И он радуется. Просто радуется. Потому что живёт. Потому что утро. Потому что снег. И на одинокую старушку, сидящую на лавочке. Зачем она здесь в непогоду? Для чего? Она подставила ладонь, и смотрит, как снежинки медленно тают, превращаясь в круглые капли. Какой это по счёту первый снег в её жизни? Наверное, уже и не вспомнить… А может… Это её последний первый снег. И она тихо с ним прощается… Снежинки падают на поток рвущихся и мчащихся куда-то машин, дворники на лобовом стекле растирают их в мелкую кашу, они тают. Но не могут ни остановить, ни победить этот поток. Он сам по себе. Он вне смысла, вне природы, он не понимает, что сегодня первый снег…

октябрь 2010

Соловей — разбойник

Собрался я летом в гости. К племяннице. Она, значит, в Калуге живет. На родине Циолковского. Красивый я Вам скажу город. Даже свой Кремль есть. Причем не хуже Московского. Только поменьше.

А потом мы решили в деревню поехать. К родителям мужа племянницы. Молока попить парного. И самое главное настоящего. Свежим воздухом подышать. И по грибы сходить. Они, эти самые грибы растут там в несметных количествах…. Ну и вообще, по лесу побродить, и на природе отдохнуть.

Деревенька эта в километрах тридцати от города была. Да вот незадача. Сломалась, значит, у мужа племянницы машина. Так что решили ехать на автобусе. Он иногда еще ходил. Правда, в основном, летом. В общем, собрались, да поехали. Утречком сели значит в автобус. На местной автостанции. Народу набралось не мало. С десяток парней и мужиков. Да столько же женщин и детей.

Наконец автобус тронулся. И сразу же начался галдеж. Говорили кто о чем. Женщины что-то о ценах на кофточки. Мужики и парни о солярке и тракторах. А один, что впереди сидел, постоянно оглядываться начал. Посмотрит на меня. Внимательно так. Потом отвернется. И опять. И так каждые несколько минут. Потом не удержался, и спросил:
«Мол, куда направляетесь? Вы вижу не местный, Чужак…» Причем сделал ударение на последнем слове…

Я хотел было прикинуться немым. Но потом развеселился. Дай, думаю, пообщаюсь… «Точно», говорю. «Не местный».  А он продолжает: — «А по виду ученый какой. Или профессор… Чего вы у нас тут потеряли?».  «Так это» отвечаю. «Вот, в командировку приехал. Могилу Соловья – разбойника искать… Может, слыхал про такого?»  «Не…» опешив ответил он. «Ну как же», говорю. «В школе то учился?» Тот кивнул головой. Ну помнишь былину по Илью Муромца?»  «Ммм…» Промычал мой собеседник в ответ.  «Ты часом не онемел?» спросил я его. «Нет», ответил он…

«Так вот, после того, как Илья Соловью – разбойнику глаз подбил, да пару зубов выбил, тот покаялся, да в местные леса удалился. В общем, озорничать перестал. Здесь говорят и умер. Причем от старости.  И могила его где-то здесь, рядом… Вот, говорю, недавно в Академии Наук старинные летописи нашли. Там об этом доподлинно сказано. Даже карта есть. Но очень древняя. И тайные знаки, по которым ту могилу можно найти…»

«А зачем?» Удивленно поинтересовался он.  «Ну,  как зачем, ответил я. Ну, представь себе, — стоит среди леса обелиск. Мол,  Соловью – разбойнику от благодарных потомков. У вас здесь туристов сразу появится, не  меряно. Вы им сразу избы сдавать начнете. На постой пускать. Причем по Московским ценам. Конкурс художественного свиста устроите. Лучшему свистуну можно будет присвоить звание лучшего Соловья – разбойника года. К вам сразу дорогу проведут. Железную. Сапсан пустят. Это поезд скоростной такой. Он только в Питер, да в Нижний Новгород ходит. Ну и к вам теперь будет…Аэропорт построят. Международного класса. Народ со всего мира потянется на могилу Соловушки посмотреть…

И вообще, в каждой области своя достопримечательность есть. Например в Великом Устюге Дед Мороз живет. Настоящий. Вместе со Снегурочкой. Я, говорю, там был. Вместе с приятелем. Его больше Снегурочка заинтересовала. Красивая такая. Так он решил проверить. Правда она холодная, или нет. Пощупал.  Оказалась горячая. Потому как сходу получил от нее звонкую пощечину…. Ну, а у вас вот, теперь настоящий Соловей – разбойник будет…. Или был бы…. Но сейчас Там – и я ткнул рукой в сторону Москвы, планы поменялись….»

«Это как», удивился он. «Ну видишь ли, Соловей – разбойник у наших братков в авторитете. Родоначальник их нелегкого дела…. Первый о ком даже слагали былины. А у них последние двадцать лет традиция – самые авторитетные должны или на Ваганьковском кладбище лежать. Или на Новодевичьем. Причем обязательно в Москве. Вот, когда авторитеты узнали, что, мол, могила Соловушки найдена, сразу от них заявка поступила в Академию Наук. Мол найти, перенести прах в Москву, и заказать Зурабу Церетели огромный памятник —  с надписью «Конкретному пацану от благодарной братвы»… Ну опять же на могилу братва толпами пойдет. Как к Соньке Золотой ручке. Просить чего станут. Мол, помоги Соловушка в нашем тяжком и непосильном труде…»

Тут мой собеседник сделал сердитую физиономию, и веско так сказал «Еще чего. Это наш Соловей. Хоть и разбойник. Мы его того, никому не отдадим…»  «Это точно, подтвердил я. Приказано никому не отдавать…. Тут про запрос братвы в министерстве обороны узнали. Летописи старые подняли. И давай читать. А там оказывается много чего понаписано…. Ну вот про  «Стояние на Угре» слыхали? В 1480 году? Это когда – то здесь у вас происходило. Тогда как раз Татаро – Монгольское иго сбросили. А как оказалось, был такой князь – Воротынский. У него и земли были где то в этих местах. Он тогда частью войска командовал…

Так вот, кто-то из монахов раскопал тогда могилу Соловья – разбойника. Достал значит череп. Щелкнул его по носу…. А череп прокашлялся, да как свистнет по старой памяти,…
Да так сильно, что окрестные леса снес…. Смекнул монах что к чему. Принес череп к  князю. А тот давай его против татар использовать. Которые уже были совсем не монголами. Только те значит в реку полезут, князь по носу черепу щелкнет, тот свистнет, и все. Татары обратно пачками валятся. Так и простояли не один месяц. А потом ушли не солоно хлебавши. На том  иго и закончилось. А князь потом от греха череп на место положил. Да закопать велел. Вдруг в какие плохие руки попадет, он такого натворить может…. А разбойник он все – таки свой, русский, вон врага отбить помог…. Ну а князь Воротынский даже по этому поводу монастырь заложил. Причем женский. В 1488 году. Так он до сих пор стоит….»

«Знаем, знаем, закивали головой собеседники. Спасо – Преображенский Воротынский женский монастырь…. А как же….»  «Так вот, прознали про соловья в нашем министерстве обороны. И про чудесные свойства его черепа. И сразу в Академию Наук циркуляр. Мол найти срочно. Для борьбы с супостатами разными. У них сейчас там тоже проблемы разные. Оружие старое. Нового не дают уже двадцать лет подряд. Того и гляди, рассыплется….От врага, если появится и защищаться нечем. И министр обороны сейчас Сердюков. А он любит мебелью торговать. И вообще, чем придется. Сначала он у майоров да капитанов мебель попродавал. Из кабинетов. Потом до полковников добрался. А теперь и до генералов. Приходит какой из них в министерство. Или скажем в Генеральный Штаб. Глядь, а стула нет. Или стола. Вечером еще были, а утром того…. И пожаловаться некому.
Министр все – таки…. Так генерал целый день и стоит в кабинете без стула. Или ходит да ругается…

Ну а про другое военное имущество и говорить не хочется. Хорошо у генералов еще кабинеты остались. Пока. Так вот, и решили они использовать череп Соловушки для защиты рубежей. Потому как в Российской армии кроме него ничегошеньки уже не осталось…. Так что ребята, дело это государственной важности. Может от врага хоть Соловушка защитит?..»

Мои собеседники на минуту задумались, потом один сказал – «Слышь, я вижу ты нормальный мужик. Понимающий. Ты к нам теперь запросто. Ежели кто забижать станет, или еще чего, ты им скажи, Леха мол мой друг. Меня тут все знают… Спасибо что вот так все объяснил… Слышь, мы тебе лучше могилу татарского хана покажем.  Тебе какая разница, какой череп в Москву везти….»

А потом, обернувшись к своим, тихо сказал: — «Мужики, я кажись знаю, где могилка эта…. Завтра возьмем заступы, раскопаем…. И спрячем от греха…. А осенью картошку продадим, и в Москву поедем…. У меня тут желание появилось – стать напротив Кремля, А потом Госдумы, да пощелкать соловушке по черепушке. Как следует. Чай не подведет. Ежели он от одного ига помог освободиться, может и от второго поможет…. Все же свой, русский, хоть и разбойник….

Написано 24 августа 2010 г.

Солнечная ночь 22 июня

Зашел как-то ко мне приятель. Старинный. Мы с ним когда-то в школе вместе учились. Ну и встречались иногда. Раз в полгода. Или год. Обычно случайно. Потому как жили по соседству. Иногда столкнемся нос к носу где ни будь на улице, остановимся, перекинемся парой ничего не значащих фраз. И дальше торопимся. По своим делам. А тут он в гости пожаловал. Я его домой приглашать было стал. Мол, посидим, побеседуем. О том, о сем, о жизни. Да только он заходить не стал. Мол, некогда. А пришел вот по какому поводу:  «Решили мы тут встречу одноклассников организовать. Мол, тридцать лет как школу окончили. День в день. Дата круглая. Юбилей. Встречаемся завтра. В три часа дня. В небольшом уютном кофе. Оно совсем рядом». И он назвал адрес. «В общем, приходи». И приятель ушел. Заторопился по каким то своим срочным делам.

А я остался дома. И задумался. Идти или не идти. Вот в чем вопрос… Что там делать? О чем говорить? Наши пути давно разошлись. И судя по всему навсегда. Но потом полез в шкаф, достал старые фотоальбомы. Нашел фотографию выпускного класса. Вгляделся в лица. Подумал. И решил. Пойду. Людей посмотрю.  Себя покажу.

Утро следующего дня выдалось чудесным. Ярко светило жаркое летнее солнце. А вокруг как обычно шумел и гомонил большой город. Собрался я пораньше. И к этому самому кафе подошел наверное за полчаса до назначенного срока. Перед входом, на тротуаре толпилось с десяток человек. Бабушка могучей комплекции о чем-то громко спорила с пожилым полулысым мужчиной с солидным животиком. Судя по обрывкам разговора, бабушка была хозяйкой какой-то фирмы по торговле недвижимостью. Потому как напирала на слова – «Я как генеральный директор Агентства тебе говорю…
Квартиру сейчас дешевле чем… не купишь»…

Остальные в компании  выглядели примерно так же. Трое мужчин с явной печатью бывших пороков на лице. Может пьянства, а может еще чего. Четверо женщин в возрасте, давно перевалившем за бальзаковский. И только один мужчина выглядел неплохо. Подтянутый, стройный. Явно в хорошей физической форме. Хотя лицо его было изрядно как молью, побито морщинами.

Наверное, какую-то сделку собрались отмечать, подумал я. И обогнув компанию, вошел в кафе. Там было пусто. Длинный во весь зал стол только-только начинали сервировать. Я поманил администратора, спросил, «Мол, где-то здесь должна быть встреча выпускников». Он кивнул головой, посмотрел на часы. Сказал – «Мол, еще рано. А Ваши на улице стоят. У входа. Уже с полчаса как подошли»…

Я развернулся, и пошел к выходу, пытаясь осмыслить сказанное… Да, укатали сивок крутые горки…. Эти бабушки с дедушками и были моими одноклассниками. Теми самыми. Людами и Сашами. Галями и Мишами. Только я ни одного из них  не узнал. И судя по всему, они меня тоже. Да нет, я встречался с пятью шестью одноклассниками жившими рядом. С одним даже дружил. Мы вместе старели,  я привык к их облику, и воспринимал это как должное…. Но остальные… И я понял зачем я пришел сюда.  Где-то в глубине души я надеялся увидеть их такими, какими они были тридцать лет назад. Молодыми, юными, беззаботными. Такими, какими они остались в моей памяти. Навсегда. Я открыл дверь и надеялся попасть в юность. Туда, где ярче светило солнце. Пахло сиренью и цветущей вишней. Туда, где была первая любовь…. И рассудок яростно сопротивлялся. Он никак  не хотел распознать в этих дядях и тетях побитых как молью морщинами мою юность. Она была явно другой….

Я подошел к группе явно моих одноклассников и молча остановился. Они перестали обсуждать какие-то свои риэлторские дела и замолчали. Повернулись. И  начали меня внимательно разглядывать. Впрочем, я их тоже. Пытаясь понять, кто из них кто. Ища знакомые черты в новом облике. Мысленно убирая у мужчин лысины, седые волосы и разглаживая морщины. А у женщин отвислые щеки и уменьшая фигуры в два с лишним раза. Но ничего не получалось. Я никого не узнавал. И меня судя по всему тоже. Пауза затянулась. Наконец один из мужчин спросил меня – «Ты кто?»  «А ты?» В свою очередь спросил его я. Обстановку разрядила Галка. Тоже одноклассница. Она жила рядом. Изредка мы виделись с ней. Женщиной она была яркой. Черты лица не потеряла. Она занималась каким-то бизнесом. Держала то ли автозаправку, то ли автомойку, а может то и другое вместе. В общем, буржуинничала. Правда, по мелкому. Но в общении была простая, не важничала. Она вынырнула откуда-то сбоку, взяла меня за руку, сказала: «Привет, хорошо что пришел. А Сергей появится?»  Обстановка немного разрядилась.

Галка знала всех и вся. Кто-то достал из пакета школьный альбом. Выпуска того самого десятого класса. Но только параллельного. Галка достала свой. И мы начали знакомиться. По новой. Я показал себя. Правда – дама глава риэлторской компании  резонно заметила, ткнув пальцем в мое фото – Этого я помню. А тебя нет… И осеклась… Батюшки светы, какими мы стали… А ты кто, вежливо поинтересовался я. Она ткнула пальцем в альбом. Да, я помнил ту хрупкую красивую девчонку из параллельного класса. И даже очень хорошо. По ней убивался от безответной любви один из моих приятелей в школе…

Мы начали выяснять, кто есть кто, привыкая к  новому облику. Оказалось, все мы друг друга знаем. Или знали. Когда-то. В той, прошлой жизни. Которой уже нет. Но которая прочно осталась в памяти. До последнего штриха и мелочи. А мы… Мы были совсем другие люди. С опытом. Морщинами. И грузом прожитых лет за плечами. Который незримо давил на каждого… Наконец, через несколько минут все успокоились. Шок первой встречи прошел. Юность она не вернулась. Путь в нее был закрыт. Навсегда. Это осознание было горьким.. И каким-то неправдоподобным. Как будто у ребенка отобрали любимую игрушку, о которой он мечтал целый год…

Между тем начал собираться народ. Подходя по одному, по два. И тут появилось новое развлечение. Вновь прибывшего спрашивали – «Ты кто?»  А потом говорили  —  «Подожди, не отвечай, попробуем угадать»… Он тоже пытался угадать кто из нас кто… Стало весело. Кто-то специально начал путать фамилии. Раздался смех. И уже следующих встречали дружным хохотом., говоря – «А это наверное Витя.»… Хотя тот в школе был в два раза выше ростом подошедшего  маленького лысого пузатого мужчины…

А народ все прибывал и прибывал. Но шок от встречи так и не прошел. На тротуаре уже появилась солидная толпа. Она инстинктивно разбилась на группки, которые общались как-то друг с другом последние годы. Остальных оглядывали с недоверием, настороженно. Разум боролся с памятью и душой, не желающих признавать в этих людях бывших Свет и Сереж, Марин и Андреев…

Между тем выглянул администратор, и всех позвали к столу. Рассаживались шумно, пытаясь сесть рядом со знакомыми уже в этой, взрослой жизни. Я устроился в самом начале стола.  ( Или в конце. Это с какой стороны посмотреть.) Галка носилась по залу, пытаясь всех рассадить правильно, и следя за тем, чтобы всем хватило мест и никого не обделили. Вот уже и провозгласили первый тост. За присутствующих. После второй стопки зал загудел. Пробуя салаты и какие-то немыслимые восточные блюда. Впрочем, все было довольно вкусно.

А народ все подходил и подходил. Рассаживаясь, смущаясь, и пытаясь поймать нить разговора…. И у каждого в глазах  был немой вопрос – «Ну со мной то все понятно… Но они то, они, почему стали такими…»

По столам ходили выпускные фотографии. Ко мне подошел парень из параллельного класса и попросил представиться. И как Галка не объясняла ему, что это свой, не унимался. И только когда ему ткнули пальцем в мою фотографию в альбоме, успокоился. Но все равно заметил:  «Принимаю, но совсем не похож. Этот седой совсем и с бородой»…

Ко мне подсела хорошо сохранившаяся яркая дама в модном платье с низким декольте. Попросила положить что-нибудь горячего и вкусного. И налить сока. А потом поинтересовалась :  «Вы кто? Я вас раньше не видела. Вы очень похожи на ученого»…
«Точно!» фыркнул мой друг и одноклассник Сережка. «Ну вылитый Ботаник »… «Нет, серьезно», продолжила она. «Вы очень похожи на профессора. Или доктора наук»… «Ну он не доктор, а скорей кандидат… Инженерных наук. По человеческим душам специализируется»… Опять съязвил Сережка.  «Хотя»… Задумчиво добавил он, «Может уже и профессор… Или даже академик»…

«А вы меня совсем не узнаете?» В ее голосе прозвучала искренняя печаль. «А говорят, я совсем не изменилась, все такая же»… Она достала свой фотоальбом, и указала на фотографию….  Это была Оленька. Та самая, по которой сохла половина класса. И даже мой друг Сережка пытался когда-то ходить к ней в гости. Но судя по всему безуспешно. Да нет, моя собеседница была красива. И выглядела лет на десять моложе. Но красота эта была другая. Зрелая. Сильная. В ней почему-то ничего не осталось от того юного прелестного создания, которое я когда-то знал…

Вообще, из двух с половиной десятков женщин хорошо выглядели всего пять – шесть. Остальные прямо скажем – не очень. Кто-то превратился в седую старуху, кто-то в странный, горластый бочонок на ножках…. Да и мужчины выглядели не лучше. Так же пять – шесть человек смотрелись неплохо. А у остальных на лицах проступала печать прожитых лет. И выпитой цистерны водки. Не говоря уже о выкуренных ящиках сигарет…

А тогда в семнадцать лет жизнь казалась вечной и чудесной, а алкоголь и сигареты забавой. И вот тебе…. Через тридцать лет следы на лицо. Или на лице…

Между тем банкет набирал обороты. Кто-то предложил вставать, и по очереди представившись коротко рассказывать о себе. Кто чем занимается. Чего достиг в жизни. Первым встал Витя. Он был высокого, баскетбольного роста. Время уже немного пригнуло его к земле. Но держался он неплохо. Он дослужился до звания главного инженера крупной энергетической компании, и судя по властным замашкам и начальственным ноткам в голосе страшно этим гордился…. И потом пошло по кругу…

Как оказалось, больше половины из собравшихся умудрились получить высшее образование. Причем самое разное…. От врачей до филологов. Попалась даже одна женщина – химик. Причем ей оказалась та самая Оленька…

Когда очередь дошла до меня, я объяснил, где учился, как живу. «А чем занимаешься», крикнул кто-то из дальнего конца стола. «Так это, – конструктор я. По автомобильным дорогам. С космическим уклоном». Чем несказанно развеселил публику.

Третий тост был за учителей. Всех сразу, и поименно. Вспомнили что мы умудрялись вытворять, и как они с нами возились. Самоотверженно и терпеливо. Это стало почему то видно под грузом прожитых лет. Потом пили за тех, кто не вернулся из Афгана. И Таджикистана. И за тех, кто вернулся. Потом пили еще за что-то. После пятой стопки наконец то все стали узнавать друг-друга.

И СЛУЧИЛОСЬ ЧУДО. Груз прожитых лет остался где-то позади. Расправились лица и плечи. Втянулись животики. Девчонки как то постройнели…. А мальчики выпрямились. И стали озорными и бесшабашными. И проступили черты тех, семнадцатилетних выпускников. Десятого класса. Той самой школы. И времени, когда жизнь она только начиналась. И все вокруг виделось в розовом свете…. Чудесным и вечным. Кто-то заикнулся об отсутствующих. И выпили за тех, кто безвременно ушел. Навсегда. Потом начали вспоминать тех, кто поразъехался. По городам и весям. Рассказывали кто про кого что знал. Кого-то разнесло по просторам бывшей Великой страны. А кого-то за границу. Сережка мол в Австралии. Толик в Новой Зеландии. Андрей в Германии. А Людка где-то в США.

«Это точно», подтвердил я. «Она мне письмо прислала. По электронной почте. Мол живет хорошо. Работает Вице президентом транспортной компании. В общем, в большие начальники выбилась»…. Это вызвало почему-то дружный хохот. Все знали, что в школе она звезд с неба не хватала. И десятый класс окончила кое как. Со скрипом. Да и после школы в институт не попала. Работала простой крановщицей. Да еще и в баптисты подалась…

«Вот что крест животворящий делает»… Ехидно заметил Сережка. «Да еще демократия и американская система образования. У нас двоечница, а там сразу вице-президент…. Надо, говорит, нас с Витьком, он кивнул на главного инженера, в Америку отправить. А что. Мы оба инженеры электрики. Нас сразу министрами энергетики назначат…  Одного я не пойму…. Она когда по-русски писала, умудрялась в одном слове три ошибки делать. Или четыре. Привычка у нее такая была. И как она там в Америке на чужом языке переписку ведет. Официальную. От имени фирмы. Если своего не знает…. Действительно, чудесная страна эта Америка…. Кто был никем, тот стал вдруг всем»…

«Она тебе в письме много ошибок сделала?» спросил меня Сергей.  «Видишь ли, трудно сказать», ответил я. Она написала мне русский текст английскими буквами…. Я правда пообещал ей выслать пять долларов. На бедность. Чтоб русскую клавиатуру купила. Мне вообще то многие пишут. И из Европы. Западной. И из Северной Америки. И даже из Австралии. И все почему-то по-русски»…

«Вот, чувствуешь Витек», продолжил Сергей.  «Америка она страна неограниченных возможностей. Пора туда подаваться. Всем классом. Там хоть кем стать можно…. Вот возьми хоть самого президента. Американского. Джорджа Буша. Он, говорят, Йельский университет закончил. Самый лучший ВУЗ в США. Причем без особых проблем. А у нас таких не всех в ПТУ принимали».

«Да, поддакнул я. Йельский университет у них, как у нас МГУ. По статусу»… «Вот-вот, добавил Сережка. Ежели бы такой студент окончил МГУ, да еще и получил диплом, у нас весь профессорско-преподавательский состав во главе с ректором повесился бы сразу на воротах собственного храма науки…. А американские академики они ничего, живут себе, и в ус не дуют. И никому даже не стыдно»…

«Кстати, продолжил я. Она, эта Людмила мне недавно позвонила. Из этой самой Америки. Хай, говорит. Привет. Как мол дела. И продолжила. С тобой, мол, мой друг очень хочет поговорить. Я удивился. На другом конце провода что-то булькнуло, и нахальный голос с явно одесским акцентом затараторил»

«Здравствуйте. Меня зовут Борис». Почему-то с ударением на букву О.  «Я живу на Западном побережье, а Люда на Восточном»… И он сделал паузу. «И что из этого следует?» Поинтересовался я. «Ну, я могу запросто летать туда сюда. Например, к Люде в гости»… «Ну так и летайте, кто ж Вам мешает», ответил я. «Да нет, у меня много денег, поэтому я и могу летать», парировал он.  «Короче,  Я хочу, чтоб ты заработал много денег»… «Зачем», спросил я его. «Ну это не важно», пропустил он мою фразу мимо ушей. «Деньги нужны всем», твердо сказал он.  «Короче. Будешь продавать добавку-присадку к солярке. Она экономит расход топлива. Собираешь предоплату, Перегоняешь мне деньги. Через три месяца получаешь товар… Я так решил…. Заработаешь кучу денег. Я дилер фирмы»… И он пробулькал в трубку какое то название по-английски. «Я получаю за это свои проценты. А ты получаешь товар, и продаешь его в два раза дороже… В общем, озолотишься»….

Я его пару раз пытался перебить, но он продолжал хорошо поставленным тренированным голосом.  Когда он все таки закончил, я наконец вставил фразу. «Это сетевой маркетинг?»  «Ну, в общем то да», согласился он. «Я зарабатываю в месяц  девять тысяч восемьсот долларов. А иногда», он понизил голос до зловещего, «даже больше»…

«Так вот», ответил я.  «Во первых, сетевым маркетингом у нас брезгует заниматься последний бомж. Они говорят легче по  помойкам рыться. Или бутылки собирать. Это у нас, как это по вашему, по-одесски:   —  западло… А как вы сами до этого докатились, милейший? Что, совсем в Америке кушать нечего, и нигде на работу не берут? У нас за это не возьмется последняя уборщица. Ну а про бомжей я уже говорил… Те вообще люди гордые… Во вторых, я не буду этим заниматься никогда. И в третьих, повторяю, мне не нужны деньги»…

«Как это не нужны», удивился он. «Деньги всем нужны»… Но потом когда понял смысл мною сказанного, чуть не закричал в трубку:   «А что ж вы мне голову морочите… Люда, давай мне еще какого ни будь одноклассника. Этот странный какой-то. Ему деньги не нужны. И вообще, телефонный разговор денег стоит. И немалых»…

«Вот – вот». Сказала Галка. «Они и мне звонили. Я еле от него отвязалась. Достал. Еле-еле удержалась, чтоб не послать»…

Но тут заиграла музыка. Разговоры потихоньку смолкли. Галка сказала – «Мальчики, бросьте вы эту политику…. Пойдемте лучше танцевать»….

Народ, слегка  разогретый алкоголем,  стал несмело собираться в центре зала. Танцуя кто как мог, под какую-то протяжную восточную мелодию…. Потом стали заказывать музыку. Вспомнили все. И «Шизгари», и «Бони Эм», и «АББУ»….  Как ни странно, они оказались в фонотеке….

Обычно я не танцую. Предпочитая молча сидеть и наблюдать за действом. Но девчонки вытащили меня чуть ли не силой…. И получилось довольно весело. Ритмичная музыка сменялась медленной. И я кружился в ритме вальса с очередной одноклассницей, попутно знакомясь с ней по новой….

Наконец почти все утомились. И присели за стол. Танцевать остались только самые стойкие. Причем почему-то девчонки. Человек пять, не больше…. Боже мой, как они танцевали…. Как будто сбросили с плеч лет двадцать. Или скорей всего тридцать. Став опять юными и красивыми. И даже вытащили меня опять танцевать какую-то немыслимую ламбаду….

В общем праздник постепенно набирал обороты. За соседними столиками по другую сторону зала сидело еще несколько небольших компаний. В основом молодежь. Они с удивлением и интересом наблюдали за нами. И даже пытались танцевать под нашу «древнюю доисторическую музыку». Правда, в другом конце зала.

Наконец объявили перерыв. Разгоряченный народ вывалил на улицу. Кто-то курил. Кто-то что-то шумно обсуждал. Вышел и я. Оказалось, меня заметили. Молодая девченка лет двадцати пяти, очень даже неплохая собой, подошла, и нахально попросила закурить. «Так это… Не курю, и Вам не советую» ответил я. Но девица не унималась. «А знаешь, ты мне нравишься …. Я тебя хочу»…. «Правда», хмыкнул я. «Тебе сколько годков, дочка».
«Я не дочка, мне уже двадцать семь»…. взъерепенилась она. «Пойдем со мной. Вон стоит «Лексус»…. Это мой. Отец подарил…. Я тебя увезу»….

Это меня немного развеселило. Я улыбнулся, и сказал: «Вообще то я не сажусь к незнакомым девушкам в машины. Особенно в «Лексусы»…. И тем более не катаюсь…. И потом я не знакомлюсь с дамами в кафе…. Место прямо скажем не совсем подходящее…. Кроме того, для меня сегодня ты слишком старая…. Двадцать семь лет…. Мне сегодня всего семнадцать»….

Девица от удивления опешила. «Как это старая…. Какие семнадцать…. Ты седой…. Издеваешься, да!»…. А потом гневно топнула ногой. «Я не привыкла, чтоб мне отказывали…. Я беру что хочу. Всегда! Или ты не можешь?»…. Лукаво добавила она, сделав смешную рожицу.  «Еще как могу, рассмеялся я. Но не сейчас. И не с тобой…. Дочка, пойми. Мне сейчас семнадцать. Сегодня солнечная ночь двадцать второго июня. Она бывает только один раз в тридцать лет. И только сегодня мне можно вернуться в юность…. Тебе этого не понять»….

Девица хотела сказать еще что-то. Но тут к ней как-то невзначай подошли наши девчонки. Которые, как оказалось, стояли за спиной, и совершенно случайно услышали наш диалог…. Они что-то сказали молодой особе. Кажется очень не вежливое. На тему – у нас и у самих джипы есть. Правда, не у всех. А вот наших мальчиков нечего уводить. А тем более увозить…. В общем, девица обиженно ретировалась. А меня чуть ли не силой утащили в зал….

И опять пили. За нас.  За дружбу. За детей. Кто-то поднял тост против фашизма. В любых его проявлениях. Который почему –то расцвел махровым цветом почти на всем пространстве бывшего Советского Союза. И подняли все. И выпили тоже. Потому как за одним столом сидели чеченец Магомет. И армянка Марийка. Уйгур Шакир. И еврей Игорек…. И все остальные. Русские и украинцы. Казахи и белорусы. Поляки и немцы…. И когда мы учились вместе, мы не делили друг друга на национальности. А были людьми…. И такими и остались. И это самое главное…. А те, кто не считает других людей людьми, сам перестает быть человеком…. И превращается в зверя, нелюдя….
И пили за то, чтоб так оно и было. И за то, чтоб наказать это нашим детям и внукам…. А они накажут своим…. На этом стояла, стоит, и стоять будет наша земля….

Вдруг по залу пробежал шум…. Явился еще один гость. Игорек. Совершенно случайно. Проездом из Нижнего Новгорода…. Его, правда, было трудно узнать. Из стройного кудрявого юноши он превратился в дородного мужчину с могучим пивным животом. И только глаза и голос остались прежними…. Он сразу потребовал гитару.  Она откуда-то взялась…. И мы уже хором пели песни тех лет – «Мне бы взять всю киноленту»,  «Помню, помню мальчик я босой». И еще что-то….

Между тем, время уже перевалило за полночь…. Администратор начал делать попытки закрыть заведение…. Но не тут-то было…. Народ потребовал продолжения банкета…. И хозяева кафе почти сдались….

Но вдруг кому-то в голову пришла блестящая идея.  «Ребята, а может пойдем в школу?  Нашу. Посидим в классе. Том самом. Потрогаем парты»….  Правда, кто-то резонно заметил, что мол там есть сторож…. Но тут уже хор голосов перебивая друг друга загомонил. Мол сторожа они возьмут на себя…. И таможня, то есть сторож, даст добро….

И вот, изрядно подвыпившая компания, выкатившись из заведения, побрела к родной школе. По пути опустошив в местном ларьке запасы дорогой водки. А меня уговорили сбегать домой и принести хорошего вина. Своего. Что я и сделал.

В школе тем временем стало весело. Стоял шум и гам. Оказалось, что вопрос со сторожем решился просто. До безобразия. Две бутылки водки, И все. После чего он стал лучшим другом всех выпускников этой школы. А также их детей, и подозреваю даже внуков.  Правда, в класс нас не пустили. Шел ремонт. Зато был спортзал….

И сдвинув скамейки, разложив на одной из них еду, предусмотрительно захваченную девчатами из кафе, народ расселся и загомонил. И начался пир…. Настоящий. Пир души…. Да нет, все были сыты и пьяны…. Но было что-то особое в этом сборище совсем разных и почему-то очень близких людей. И всем было хорошо. Надежно и спокойно. И каждый почему-то знал, что вместе мы сила, способная сделать что угодно.

И уже кто-то в ответ на подколки кого-то из наших  ребят забасил —  «Какой я Вам главный инженер, я просто Витек »…. И мы были равны – токаря и уборщицы. Бизнесмены и писатели. Учителя и управленцы. Так же, как тридцать лет тому назад. Когда все только начиналось….И казалось, нет вокруг ближе и роднее людей…. Моих одноклассников…. И вот уже под действием алкоголя Галка решила поведать всем какую-то страшную тайну…. Но ее тактично перебили, сказав что эта тайна известна всем. Кому надо. А кому не надо, пусть и останется неизвестной.

Народ пил, шумел. Что-то кто-то кому-то рассказывал. Пытаясь излить душу. И наверстать при этом все прошедшие тридцать лет…. Говорили обо всем и ни о чем. Было весело и как-то грустно. И почему-то очень хорошо…. Наконец-то удалось наговориться за все прошедшие тридцать лет сразу…. И наверное еще лет на десять вперед….

И время исчезло. Испарилось. И кажется, остановило свой бег…. Но нет. Вот уже в окошко забрезжил рассвет. Все сильнее и сильнее освещая спортзал. И неоновый свет ламп стал каким-то неестественно призрачным и ненужным…. Утро…. И начал громко топать сторож в коридоре….

И все как по команде очнулись. Встали. И не сговариваясь пошли к выходу…. Прощаясь на крыльце друг с другом…. У кого-то на глазах навернулись слезы Увидимся ли еще…. И когда…. Потом, разбившись на группки стали медленно расходиться. И чудо стало медленно исчезать…. Постепенно, в рассветном воздухе молодые, задорные мальчики и девочки прямо на глазах стали превращаться в пожилых сорокасемилетних мужчин и женщин…. С грузом прожитых лет. Седыми висками. И домашними заботами….

А может так оно и надо…. И только один раз в жизни бывает солнечная ночь. Тридцать лет спустя после выпускного бала….

Написано декабрь 2008 – 22 июня 2009 года.

Академия наук

Над Москвой стояло знойное марево. Лето… Жара…. Перед зданием Российской Академии Наук  столпотворение.  Кареты, конюхи в богато расшитых ливреях. Важно дефилирующие  мордатые  лакеи. В большом зале Академии стоял глухой ропот. Академики и Члены- Корреспонденты,  разбившись на группки, о чем-то тихо переговаривались. Ждали его. Президента Академии. Наконец его экипаж, запряженный шестеркой крапчатых бело-черных в масть лошадей, подняв пыль, мягко подкатил к парадному крыльцу. Лакеи распахнули дверцу экипажа, и Президент, важно покачиваясь на длинных тонких ножках, направился к  зданию. Войдя в зал, он приветливо махнул рукой окружающим. Гудение в зале прекратилось. Академики и Члены — Корреспонденты стали быстро расходиться по своим местам.  Усаживаясь в кресла.

Президент и несколько Вице – Президентов заняли место в президиуме. Шум в зале окончательно утих. Наконец Президент встал, прокашлялся, и начал :  —  «Заседание Академии Наук….» Но закончить не успел. Из открытого окна раздался глухой удар, скрежет, и громкая брань конюхов и лакеев. Какая – то шальная тройка пьяного купца со всего маха зацепила боком  экипаж Президента. Помяв двери и крылья старинного Кадиллака. Четверо невесть откуда взявшихся стражников, с бляхами ГБДД на кафтанах, деловито выволокли из пролетки пьяного в дым купца, и его не менее пьяного кучера, и поволокли на съезжую.

Президент поморщился. Опять….  Уже в третий раз… Медом что ли намазано…  И опять купчишка… Таких экипажей осталось всего три. На всю державу. У государя, премьер министра, и у него. Президента Академии. Это было предметом всеобщей зависти. Экипаж этот обнаружили лет десять тому назад, в каком то сарае. Покрытым толстым слоем пыли. Заплачено за него было денег – не меряно. Полгода мастера каретных дел трудились, приводя его в порядок. Обтянули кресла бархатом и парчой. Набили песком резиновые колеса, которые нынче днем с огнем не сыскать…

Президент прокашлялся, и продолжил… «Заседание Академии Наук 2100 года объявляю открытым…. На повестке дня :
— Исключение из академии некоторых ее членов за антинаучную деятельность.
— Прием новых академиков в наши ряды.
— И отмена. Очередная. На этот раз будем отменять книги и Алфавит.
По мнению свыше – Президент повысил голос и ткнул пальцем в небо, Они призваны вредными, и мешающими развитию державы»…

По залу пробежал легкий ропот. Докладчик поднял голову, и вперил взгляд в зал. Ропот мгновенно стих. А из первых рядов раздались возгласы – «Давно пора. Заждались. Никакой жизни от этого Алфавита нет. И от книг тоже… В печку их… На костер, и сжечь принародно…»

У президента расправилось лицо.  «Я  рад, что выражаю волю всего нашего научного собрания», торжественно сказал он.  «Я  и не сомневался в этом … А теперь слово предоставляется моему заместителю… Он проведет голосование и обсудит техническую сторону дела. После этого перейдем к организационным вопросам»…

Сухонький седой Академик, сидящий в последних рядах зала, дернулся  было, хотел привстать, но успокоился, как-то обмяк, и даже втянул голову в плечи… «Ну о чем с ними говорить… Если Президент даже текущий год летоисчисления правильно назвать не может… И не только назвать… Уже третий год страна живет в две тысячи сотом году… Кто же знал, что у Президента с арифметикой совсем плохо… Поэтому наверное и отменили цифры. Не все конечно. Простолюдинам разрешили считать до ста. Чиновникам и остальным демократам до тысячи. И только Академикам  можно считать больше. Но не намного. Три тысячи, потолок, установленный Академией. Да и то, для этого был нужен специальный допуск»… Он бросил взгляд на трибуну.

Над сценой большими буквами было написано несколько броских лозунгов:

НАНОТЕХНОЛОГИИ  — МАГИСТРАЛЬНЫЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!!!
ВНЕДРИМ  НАНОТЕХНОЛОГИИ  В ЖИЗНЬ!!!
НАНОТЕХНОЛОГИИ НАШЕ ВСЕ!!!

В зале опять зашумели. Начали обсуждать, сжечь книги сразу, или поступить по хозяйски.  Мол, можно зимой печки топить несколько лет. На дровах сэкономим. Рыночная экономика все-таки…

«Пожалуй, он был самым старым в этом зале. Ему уже девяносто лет. С хвостиком. Нынешние так долго не живут. Тридцать — сорок лет, и все, на погост… А он вот задержался»… На него нахлынули воспоминания. «С чего они начались, эти отмены.
За последние годы чего только не отменяли….  Лет двадцать назад  отменили писателей. Всех сразу. Мол, вредное это для державы дело. Читать то, что написал невесть кто. И ничего, пошумели, и привыкли. А сейчас и не шумят.  Знают, чем может дело обернуться…. Но нет, все началось не с этого.

Это было давно. Так давно, что никто и не помнит. А кто помнит, не вспоминает. Об отмененном и думать-то запрещено…. Не то что говорить…

С чего же все это все-таки началось? Может с этих самых рыночных отношений?
Сначала ввели платное высшее образование. Студентов набирали по принципу – кто может заплатить…. И оценки ставили, да и дипломы выдавали по этому же принципу….
Постепенно старые преподаватели поумирали….  На их место пришли профессора, которые едва-едва тянули на уровень десятиклассников. Потом пришли те, кто кое-как знал грамоту и арифметику….Наконец, появились академики, которые не совсем умели читать и писать. Или совсем не умели…. Правда кое-кто знал кое-какие буквы. Но судя по всему не все…. Правда это тщательно скрывали… И судя по всему нынешний глава Академии наук был из таких….. Вот они, то судя по всему, и старались сейчас…. А между тем научная степень была средством получения взяток со студентов. И потом она была почетна…. И сам Президент страны советовался с наукой….

Или, может, все началось с введения ЕГ….  На вопросы которого правильно отвечали только дебилы. Которые ни в чем никогда не сомневаются…

А может введение платного среднего, а потом и начального образования, когда недоучки из институтов и университетов пошли преподавать в школы,  сами едва умея читать и писать….

Ну или наверное тогда, когда окончилась нефть…. Недолго думая, ее взяли, и отменили. На заседании Академии наук. Нет мол ее и все. В природе. А на нет и суда нет. А уж потом что только не отменяли…. И двигатель внутреннего сгорания,  и электричество. Когда стало нечем топить электростанции…. Отменяли компьютер и интернет, пластмассу и автомобили. Вместе с самолетами и вертолетами…. Поговаривают, что скоро отменят даже колесо….

Но скорей всего, все началось тогда, когда придумали генетически измененные продукты. Которыми обещали накормить весь мир. И почти накормили. Правда всего один только раз…. И что-то произошло…. Люди стали потихоньку умирать…. Сначала понемногу, а потом все больше и больше…. И совсем перестали рождаться дети….
И выжили только те, кто жил в селе, и питался по старинке – натуральными продуктами…. Таких оказалось немного. В глухих селах на территории бывшего СНГ. Да  кажется где-то в Африке племя каких – то Масаев. И еще несколько российских чиновников. Говорят из питерских. Они тоже ели только натуральные продукты…. От них то говорят и пошла династия современных президентов….

Громкий голос отвлек Академика от воспоминаний. Со сцены туповатого вида вице- президент предложил перейти к голосованию. Списком. Сразу.
Взметнулся лес рук…. Академик тоже вяло поднял свою…. И только в уголке глаза появилась, и быстро пробежала по щеке соленая старческая слеза…. Впрочем, этого кажется никто не заметил….

А через несколько лет в глухой деревеньке где то на Белом море, отец, наглухо затворив двери в избе, шепотом читал малолетнему сыну:

— Я помню чудное мгновенье…

Это Пушкин сынок, продолжал он…. Великий русский Поэт…. Из запрещенных…. А теперь смотри сынок – это буква «А»…. А это «Б»…

Декабрь 2008  —  июнь 2009 года

Да здравствует Российский суд…

Забрел как-то ко мне Шурик. А я сижу себе. Телевизор смотрю. Новости разные. Криминальные. По НТВ кажется. А там чего только не показывают. И убийц разных. И грабителей. И даже одного маньяка. Одиночку. Но очень уж независимого.

А потом интересный такой сюжет начали показывать. Про то, как сиротку обидели. Сиротка бледный такой, замученный. Лет тридцати пяти не больше. Личико нежное. Правда небритое. Еле-еле в экран телевизора помещается. Сидит себе этот самый сиротка, и на всю страну рыдает горестно. Мол вот. Бизнесмен я. Средней руки. Все меня обидеть могут. Даже последний козел… Не говоря уже о бабках пенсионерках…

Поехал, мол, на своей малюсенькой машинешке – лексусе  последней модели отдохнуть. Недалеко совсем. Километров пятьдесят от города в котором живу. А на пути – какое то богом забытое село… И ехал то совсем тихо. Километров сто в час, не больше. И тут навстречу мне на полном скаку несется козел. Настоящий. Со скоростью три километра в час. И давай он мою машину бодать… И себя при этом не жалеть. Прямо настоящий шахид… Да так яростно, что забодал себя насмерть. Ну и бампер машины с радиатором тоже…

А бампер он ох какой дорогой. Не говоря уже о радиаторе… И давай бизнесмен горькими слезами обливаться. Мол сиротку  обидели. Последней радости в жизни лишили. В виде лексуса. Купленного на предпоследние деньги.

Но тут вмешался Российский суд. Самый гуманный в мире. Быстро выяснил. Кто этого самого сиротку обидел. И кто за козла ответит… Оказалась, бабушка пенсионерка. Она сидючи дома,  судя по всему, козни разные против сироток замышляла. Точно знала, что  сиротки за полста верст рано или поздно в ее родное село приедут. Для этого и развела целое хозяйство. Трех коз, и одного козла. Коз дома оставила. А козла специально отпустила на улицу. Чтоб он значит сироткам разным жизни не давал…

Посовещался Российский суд, который самый справедливый в мире, и присудил: Взыскать с бабушки пенсионерки, которой восемьдесят семь лет,  сто четыре тысячи рублей…  А это по курсу лета 2008 года чуть больше четырех тысяч долларов. При том, что все ее хозяйство вместе с козами и избушкой стоит раз в десять меньше…

Объяснили бабушке строгие судьи, что виноватая она. Потому как выпустила этого самого козла на улицу. И вообще. Теперь по российским селам нельзя всякой живности гулять свободно. Коровам разным. Овцам. Свиньям.. Баранам. Не говоря уже о козлах и курицах. Потому как они сироток разных, мимо проезжающих, обидеть могут…

И пришел к бабушке – террористке целый полк приставов. В камуфляже, с табельным оружием. Начали они все ее огромное имущество описывать. И пересчитывать. Обнаружили один покосившийся домик образца 1907 года. Огород с посаженной картошкой. В избе шкаф образца 1935 года. Железную кровать. И телевизор Березка.  Телевизор с козами героические приставы конфисковали. После чего удалились с чувством выполненного долга. Перед Родиной и Отечеством.

Да, почесал затылок Шурик. Действительно. Российский суд он самый справедливый в мире. Не говоря уже о гуманности… Это раньше, лет двадцать назад мы темными были. Не знали что такое Совесть. Справедливость. Сострадание. Спасибо судьи научили. Объяснили, что такое белое, а что черное. Что добро, а что зло… Недаром, в правовом государстве живем… По Американскому образцу… У меня с соседом лет двадцать назад такая же история случилась. Ехал он значит на своих Жигулях по деревне. Километров пятьдесят в час, не больше. И барашка случайно задавил. Так поверишь или нет, виноватым оказался… За барана хозяину деньги выплатить обязали. Да еще и прав на год лишили. Чтоб значит знал, что в машине есть педалька такая. Тормозом называется. И что ни на кого наезжать нельзя. В принципе. Даже на животных. А если наедешь, будешь виноват. Почти всегда. Но тогда люди были темными. Неграмотные. Жили в тоталитарном государстве. И суды такие же были. Сплошь антинародные. Владельцев машин позволяли обижать. Прав лишали…

А сейчас у сироток все права… Живи не хочу… И дави тоже…

Да, кстати, насчет козлов. Не про тех, которые с рогами бегают. Что с нее, со скотины бессловесной возьмешь… Только я вот думаю, они в сотни раз лучше тех, кто против восьмидесяти семилетней бабушки иски подает… И в тысячу раз порядочней тех судей да приставов… Сейчас  у нас козел – это не животное. Это состояние души. Они этого и не скрывают. Это точно, подтвердил я. Далеко ходить не надо. Как только на перекрестке или пробке машины остановятся, водители опускают стекла машин, и давай друг друга приветствовать. По хорошему так. – Куда ты едешь, козел. Да сам ты козел… И пока вот так все друг с другом не поздороваются, с места не трогаются…. Может поэтому в Москве и крупных городах такие большие пробки…

Написано  5 марта  2009 года

Где найти волхвов

Сидим мы как-то с Шуриком. И пьем чай. С абрикосовым вареньем. Настоящим. С легким запахом миндаля и вкусом меда. Уж не знаю, как оно у него такое получается. Но факт остается фактом. Попробуешь его, и сразу вспомнишь лето. Или весну. Когда цветет яблоня и вишня. И деловито жужжащих пчел, перелетающих с цветка на цветок.
А Шурик тем временем включает телевизор. И говорит: «Вот. Недавно тарелку поставил. Спутниковую. А к ней приемник прилагается. С паспортом. Китайским. Но на русском языке. Приемник китайцы скопировали хорошо. А вот перевод паспорта с японского на китайский получился еще лучше. А уж с китайского на русский вообще блестяще. Он взял с журнального столика книжечку и с выражением прочитал – Японская техника. Канал сама искать… Ну и дальше все в таком же роде…
Так вот, продолжает Шурик. Теперь значит можно еще десятка три телеканалов смотреть. Дополнительно. Причем в цифровом формате. Хотя куда не переключай, везде одно и тоже. Как под копирку.
Щелкнул Шурик пультом. И переключил на очередной канал. А там новости. Разные. Диктор радостным голосом сообщает – Мол, на Украине в очередной раз распущена Рада. Новая. Год назад избранная. По причине того, что депутаты в очередной раз власть между собой поделить не могут.
Да, начал комментировать Шурик. Не везет Самостийной. С властью. Как они до такого доизбирались?
Почему, спросил я. Все согласно купленных билетов. В смысле демократично. Ну посуди сам, ответил он. У них куда ни кинь, везде клин… На Украине один прокаженный на всю страну. Да и тот ее президент. Как тут страной рулить. Если завтра может ухо отвалиться. Или скажем нос. Вот он и выкидывает напоследок фокусы разные. То шведам под Полтавой памятники ставит. За то, что они эту самую Полтаву спалить хотели. То самолет у премьер – министра отберёт. То ещё чего. (Он бы еще памятник хану Батыю поставил. Тот ведь в свое время Москву сжег. И не важно, что заодно и Киев тоже. Главное москалей спалил. Значит союзник.)
Главный украинский оппозиционер Янукович тоже ничего себе хлопец. За демократию борется. Правда, перед тем как начать бороться несколько лет зону топтал. В общем, свой пацан. В доску. Пальцы веером. Традиция на Украине нынче такая. Премьер – министр обязательно должен отсидеть в тюрьме. Сегодняшняя глава правительства Юля – хоть не долго, и в КПЗ, но тоже сидела. А бывший премьер при президенте Кучме Лазоренко -сейчас отдыхает в местах не столь отдаленных. Правда, в Американской тюрьме. Им председателей правительства надо сразу в лагерях искать. Там и выбор больше, и пацаны с девчонками конкретнее. И тюремный стаж у многих посолиднее.
Ну а про главную оранжевую революционерку – и по совместительству премьер – министра и говорить не приходится… Вообще, оранжевые они кто такие? – задумчиво сказал Шурик. Ну про голубых я слышал. Это например Боря Моисеев. Про розовых тоже. А про оранжевых… Это что ориентация такая? Какое то новое направление политической сексологии? Или оранжевые это чисто украинский подвид голубых. Самостийные. Юля говорят чистокровная украинка. И коса у неё русая. Хоть и накладная. Только её папа почему то носил Армянскую фамилию. Но отчество у него было Абрамович. А у бабушки тоже чисто украинская фамилия. Судя по всему из Жмеринки. Или Одессы. Таких украинцев сейчас в Израиле пруд – пруди. Или в Нью-Йорке. На Брайтон Бич. Кстати, сегодняшний национальный герой самостийной державы Петлюра в местах компактного проживания соплеменников бабушки Юли почему то любил устраивать погромы. И дивизия СС «Галитчина» во время отечественной войны тоже. А теперь они опять же герои Украины и главные Юлины союзники. Чудны дела твои, Украина… Да нет, продолжает Шурик. Национальность, она тут совсем не при чём. Плохих народов, их не бывает. Плохими бывают их отдельные представители. Вон возьми нашего Пушкина. Александра Сергеевича. Дедушка его арапом был. Самого Петра Великого. А внук Великий русский поэт. Да только Юля с таким остервенением борется с русским языком, запрещая его в школах, на телевидении, в ВУЗах, что просто диву даёшься. Хотя злые языки болтают, что украинский она выучила лет десять назад. Не больше. А раньше всё больше на языке Толстого и Тургенева общалась. Странные какие то метаморфозы. «Что это тебя так понесло?» – поинтересовался я. Украинскую тему обсуждать. У них своя свадьба, у нас своя. «Так это…» — задумчиво ответил Шурик. Все мы немного украинцы. А они русские. Киев то между прочим с десятого века считается матерью городов русских. Замечу, не немецких скажем. Или например французских. И даже не польских.. А именно русских. Этого то из истории никто выкинуть не может. А Владимир Красно – Солнышко вроде бы с детства русским князем был. И Мономах тоже. Как они потом украинцами умудрились стать, одному Богу известно… И герои былин, — Илья Муромец, Алеша Попович, и Добрыня Никитич, они русскую землю защищали. И стольный город Киев. И Галицкое княжество (теперешняя западная Украина) это исконно русские земли. Кстати, великие Галицкие князья в 15 веке на московском престоле сидели. Правда, совсем не долго. И считались тогда тоже русскими. И Рюриковичами. И сумей они тогда удержать престол, как бы история повернулась? Или скажем Гоголь. Николай Васильевич. Ну, русский писатель, и всё тут. И Тарас Бульба, он за землю русскую боролся. И за веру православную… А Украина это название пограничных областей. Украина, край. Граница. Таможня. Так это что, национальность теперь такая – Пограничник. Хорошо не таможенник. У России краёв много. И даже сейчас. Это и Хабаровский край, и Краснодарский. Что же им, отдельную национальность выписывать? Тогда в России украинцев станет, не сосчитать… Ну а то что язык немного другой, так русский украинца всегда поймёт. И украинец русского тоже. А ежели поехать куда-нибудь в Вологду, или на Белое море, там такие диалекты есть, сразу и не поймёшь, о чём говорят. А люди там русские живут, и никем другим себя не считают… Тут Шурик замолчал, хлебнул из чашки чая, лукаво улыбнулся и продолжил: «Вообще то, такое на Руси уже было. И на Украине тоже. Кажется в шестом веке. Нашей эры. Киев тогда уже существовал. Как город. И иноземцы называли Русь Гардарикой . Страной городов. Кстати, наши предки были тогда довольно цивилизованными. Строили города. Обрабатывали железо. Делали прекрасные ювелирные изделия. Была у них и своя письменность. Вот только рабства не признавали. Не имели рабов, и сами не были рабами. Такой вот народ. И жили они от современного Великого Новгорода до Киева… Так вот, уже тогда, в шестом веке, киевские князья собирали мощный по тем временам флот, и ходили на Византию. К самому Константинополю. И брал с тогдашнего Византийского императора дань. Ну да дело не в этом. Умер как-то тогдашний Киевский князь. А наследников не оставил. И началась тогда в Киеве великая смута. Три знатных боярских рода начали ту власть делить. Год делят, два, три… Никак поделить не могут. Народу в междоусобье побили – не счесть. Опять же враги разные подступать начали. И византийцы. И хазары. Да славянские земли выжигать. Глядишь, ещё немного, и Киев возьмут. И обратился тогда народ к волхвам. Они тогда и предсказателями были, и жрецами. И врачами по совместительству. Потому как, говорят, напрямую с Богом разговаривали. Их за это вещими называли… Так вот, обратилось тогда Вече народное к волхвам. Рассудите, мол. И скажите что делать. Волхвы меж собой посовещались, что-то шепнули Вечу. И на тебе. Собрал народ представителей тех боярских родов. Всех трёх. Повесил им камни на шею. И торжественно утопил в Днепре. После чего избрал нового князя. Из простых воинов. И поверите, в течение следующих трёх веков на Руси больше ни одной смуты не было. Вплоть до самого Рюрика. И жил себе народ спокойно по закону тогдашнему – Русской Правде. И князья не безобразничали. Занимались своим прямым делом. Защитой страны от врага. Вели себя в общем смирно и тихо. И на власть народную совсем не покушались. Наверное, помнили про холодную днепровскую воду. «Ну и к чему ты мне это рассказываешь?» — поинтересовался я у Шурика. История она и есть история. «Так то оно так», — согласился Шурик. Да только я вот думаю: Всё повторяется… Ну посуди сам. Ситуация почти та же. Новые бояре власть делят. Киев опять же на месте. И киевляне там же живут. Камней потяжелее в окрестностях хоть отбавляй. И Днепр всё там же течёт. Никуда не исчез. Вот только волхвов не хватает. Да и где их взять? Так может без них, по совету предков? И настанет мир на Украине ещё лет на триста. А остальные того… Задумаются, как власть делить…

26 октября 2008 года