Как Шурик в Америку ездил — глава пятнадцатая

Итак, с победой в Китае революции и приходом к власти Мао Цзе Дуна массовая наркомания в бывшей Срединной Империи, как ни странно закончилась. Сведений о том, как протекала ломка у десятков миллионов китайских наркоманов нет. Мало известно и о методах, применяемых новым государственным аппаратом для борьбы с наркотиками. Но уже через пять лет после появления в Китае новой власти наркоманы стали там скорее исключением, чем правилом.
И после 1949 года мировые центры выращивания, изготовления, да и применения наркотиков сместились. Но использование дьявольского зелья теми, кто пытался установить новый порядок на планете, продолжилось. С еще большим, не виданным доселе размахом.
Но обо всем по порядку. Для начала был назначен главный правопреемник мировой торговли наркотиками. Им стала экономически самая мощная держава того времени — США. Англия и Франция, а так же ряд мелких европейских стран, владевших обширными колониями, на эту роль уже не годились. После второй мировой войны в колониальной Азии было нарушено самое главное: вера в превосходство белого человека. В те времена любого европейца в колониях намеренно возводили в ранг полубога. Какому ни будь белому бродяге, случайно попавшему в колонии, предоставляли бесплатно питание, лучшие номера в гостиницах, билеты первого класса на поезд…. Перефразируя известную сейчас рекламу можно смело сказать, что жажда она ничто, имидж все…..
И небольшие колониальные армии держали в повиновении огромные территории, по площади и населению в десятки, а то и в сотни раз превышавшие площадь и население метрополий. Особенно по этим параметрам преуспела Голландия. Британия тоже не отставала. Она владела территорией, площадь которой была равна почти четверти земного шара.
Колониальный рай разрушили как ни странно японцы. Впервые, за много сотен лет, азиаты громили белых: Англичан, Голландцев, и всех остальных. Французы в Индокитае сдались без боя. И были загнаны в лагеря для интернированных…. Англичане и американцы кинулись срочно вооружать местное население, чтобы хоть как то бороться с японцами. А аборигены своими глазами наблюдали, как невесть откуда взявшиеся азиаты били белых, и те от них бежали…. И получив из рук бывших колониальных властей оружие, местное население выяснило еще одну истину: В джунглях один солдат стоил роты. А то и батальона. В тропических лесах можно было воевать бесконечно долго. Без особых для себя последствий. После чего рухнул миф о всемогуществе белого человека….
Итак, обратим свои взоры на Индокитай. Там начались разыгрываться интересные события. В те времена он принадлежал Франции. С наркотиками там дела обстояли примерно так же, как и в Китае. С конца 19 века местные колониальные власти усиленно ввозили в страну опий. И приучали население к трубке. Во Вьетнаме доходы от опиемокурилен составляли третью часть от доходов колониальной администрации…. Французы считали, что лучшего способа сбора налогов не найти. И никто не бунтовал. Наркоман думал только о следующей дозе. Правда, от этого местное население мерло как мухи. Но это было уже их личное дело….
Шли сороковые годы 20 века. В те времена Вьетнам был «колониальным раем». Однако очень скоро все изменилось…. Чтобы понять всю глубину перемен, произошедших буквально через десяток лет, достаточно заглянуть в справочник, изданный для американских туристов в 1938 году. Автор путеводителя на корявом английском языке рекомендовал посетить красоты Тонкина и Кохинхины, как некогда называлась северная и южная часть Вьетнама. «Индокитайцы – чрезвычайно мирный народ. Путешественники могут передвигаться без оружия даже в самых далеких уголках страны – и днем и ночью, не испытывая ни малейшей тревоги за свою безопасность. Углубляясь в джунгли, пробираясь по глухим тропам, вы сможете увидеть лагерь в лесу, несколько бамбуковых хижин или домиков из рисовой соломы, группу охотников с примитивным оружием, вы сможете встретить, особенно ночью, диких животных, удивленных тем, что кто-то нарушает их покой. Если с вашим автомобилем произойдет авария, или вы увязнете в грязи, туземцы не оставят вас без помощи….». В общем, сонная мирная страна. Которой, кажется, глубоко плевать, кто ей правит. Правда, скоро все переменится. И миролюбивые вьетнамцы преобразятся, превратившись в тигров, которые ради свободы, в том числе и от наркотиков, будут храбро сражаясь, умирать миллионами…. И разгромят сначала французов, а потом самую могущественную страну в мире….
А пока война только приближалась. И местное население курило свой опиум, и наблюдало обо всем со стороны. Сразу после разгрома Гитлером Франции, 19 июня 1940 года французскому послу в Токио вручается нота. Японское правительство требует, чтобы французы запретили доставку стратегических средств в Китай через Вьетнамские порты. Японцы желают контролировать выполнение договора непосредственно на месте…. А чтобы местные власти не долго думали, японцы двинули войска к границе. ( В Китае тогда вовсю шла война. Японцы заняли Пекин и Шанхай. Китайская армия обороняется где-то в глубине страны. Армия Чай Кан Ши китайского главнокомандующего, кишит американскими военными советниками. В Южном Китае даже действуют американские «летающие тигры» — пилоты добровольцы на американских же самолетах…)
Глава французской колониальной администрации в Ханое, зная, что на Париж расчитывать уже нечего, посылает телеграмму в Вашингтон. Готовы ли американцы защищать Индокитай? Помощник государственного секретаря Самнер Уэллс ответил, что США не хотят воевать с Японией. К официальной точке зрения правительства он добавляет собственный совет: лучше всего удовлетворить требование японцев. Шестьдесят пять тысяч французских чиновников, солдат и полицейских послушались его совета. Однако скоро выяснилось, что приспособленчество в Азии не приносит пользы. Успехи только кружат победителю голову. Через несколько недель японцы выступили с новым ультиматумом. Они потребовали передачи трех крупных авиабаз на севере страны. И получили их. Но и после этого они «не чувствовали себя в безопасности». В июле 1941 года они объявили, что «ощущают себя окруженными», и с соизволения французского коллаборационисткого правительства в Виши во главе с Маршалом Петеном, послали в Индокитай армию. Так, без единого выстрела, Япония получила ключевые позиции, откуда через несколько месяцев напала на Филиппины и Малайю. Французы в Индокитае продолжали лояльно управлять страной, которая теперь принадлежала им лишь номинально. Из господ они превратились в слуг.
Японское продвижение продолжалось. В ночь с 6 на 7 декабря японцы разгромили американский флот в Пирл — Харборе. Три дивизии генерала Ямашиты высадились в Малайе, и наголову разгромили английские, австралийские, и индийские части. Сингапур – символ власти белого человека пал без сопротивления. Затем пришел черед Суматры, Явы и Борнео. Южная Азия с удивлением наблюдала за всеми этими поражениями.
Британская Индия, точно также как Бирма, Вьетнам, или нынешняя Индонезия в свое время были завоеваны небольшими, вооруженными по последнему слову техники европейскими армиями. Достаточно было одной проигранной битвы, и рушились древние империи. Колониями обычно управляла горстка чиновников и солдат….
Быстрота, с которой вся Юго-восточная Азия в течение нескольких дней была завоевана Японцами, подорвала престиж белого сахиба. С высот полубога он спустился до уровня обычного, очень трусливого смертного, который сдавался при первой возможности и трясся за собственную жизнь. А в Азии трусов не любят….
В марте 1945 года японцы неожиданно разоружили и загнали в лагеря для военнопленных всех находившихся в Индокитае французов. На всякий случай. И тогда во Вьетнаме появилась новая реальная сила: Вьетминь. Японцы отвели войска на побережье, для отражения американских атак. В глубинных районах страны образовался вакуум власти. А природа она не терпит пустоты…. И когда в августе 1945 года Япония капитулировала, Вьетнам объявил о своей независимости…
В ответ Французы при поддержке англичан послали в Индокитай Экспедиционный корпус. А напрасно…. Кстати, послал его тот самый «миротворец» Де Голль, впоследствии сделавший прямо противоположное — бросивший на произвол судьбы своих соотечественников в Алжире….
В 1946 году один американский журналист брал интервью у Хо Ше Мина, тогдашнего лидера вьетнамцев. Похоже, борьба безнадежна, сказал американец. Это будет сражение слона с тигром, ответил Хо Ше Мин. Если тигр будет стоять на месте, слон раздавит его своим весом. Но тигр не стоит на месте. Днем он скрывается в джунглях, а на охоту выходит лишь ночью. Прыгнет слону на спину, вырвет кусок мяса, и вновь скроется в джунглях. И слон постепенно истечет кровью. Так будет выглядеть война в Индокитае…. Его слова оказались пророческими….
В марте 1946 года Франция признала Вьетнам во главе с Хо Ше Мином «свободным государством, имеющим свое правительство, парламент, армию, и финансы. А в ноябре этого же года французы вторглись во Вьетнам….
При чем тут наркотики, удивленно спросите вы. И какое отношение они имеют ко всему этому. Оказывается, самое прямое. Чтобы воевать с партизанами, была налажена вербовка наемников из местных горных племен. Для них сотня долларов уже была огромным богатством….. Но чтобы им платить, нужны были деньги…. Много денег. И опять в горах под контролем французских спецслужб были разбиты маковые делянки. И деньги потекли рекой…. Причем не только на оплату наемников, но и в карманы самих работников спецслужб…. Дополнительный приработок был столь существенным, что многие из них, вернувшись во Францию, внезапно вдруг стали богатыми буржуа….
Но наемники не помогли. В 1954 году пала французская твердыня крепость Дьенбьенфу. Седьмого мая генерал Де Кастри, комендант крепости сдался. Французы признали поражение, и подписали мирный договор.
Но им на смену пришли американцы. И на многострадальную вьетнамскую землю снова обрушились бомбы и снаряды. « Вашингтон, проигравший Китай, и исполненный священного гнева, рассуждал так: либо победа, либо поражение». Джон Фостер Даллес, официально провозгласивший крестовый поход против коммунизма, выразил этой фразой сущность американской политики. Вьетнам поделили. Север остался за партизанами, а Юг за правительством, которое поддерживали американцы. Правда, они, эти правительства менялись с калейдоскопической быстротой. Военные перевороты следовали один за другим. А о коррупции чиновников ходили такие слухи, что их пожалуй только сейчас смогли переплюнуть сегодняшние большие начальники России и почти всех стран СНГ….
Процветала торговля наркотиками. Последнюю по наследству от французов прибрали к рукам американские спецслужбы…. И вся местная армия финансировалась в основном из этих источников. Правда, армия почему-то не хотела воевать. Дезертирство из нее составляло около двухсот тысяч человек ежегодно.
В дельте Меконга, близ деревни Анбак, в семнадцати километрах от Сайгона, батальон партизан был окружен правительственными войсками, имеющими десятикратное превосходство. Но сражения не произошло. Партизаны отправили на тот свет трех американских советников, сбили пять вертолетов, пилотируемыми американскими экипажами, повредили еще девять, и тихо скрылись. Сайгонские части уклонились от боя. Подобная картина повторялась в разных уголках страны. Между тем во Вьетнам американцы отправляют все больше оружия. А после 1965 года война переходит из стадии необъявленной в официальную. В нее постепенно втягивается около 40% американских боевых дивизий, половина тактической авиации США, и не менее трети военно-морских сил…. И все это на маленькую страну….
И тут американцы столкнулись со страшным бичем, который был похуже, чем вся армия Вьетконга вместе взятая…. Оказалось, твоим добром – тебе же челом…. Небольшие, разбросанные по всей стране американские гарнизоны и части захлестнула волна наркомании. Да, да, той самой. Перед воротами казарм толпились подростки, предлагая скучающим солдатам билет в «край грез». Продажей героина подрабатывали торговцы мороженным, танцовщицы, уборщицы, таксисты. Американские спецслужбы, организовавшие выращивание опия, оборудовавшие лаборатории по производству героина, и позаботившиеся о его распространении среди местного населения, были в истерике. Ситуация вышла из-под контроля. Наркотиками теперь заодно с вьетнамцами добровольно травилась собственная армия…. На глазах теряя боеспособность. Солдаты, для которых каждый день жизни мог стать последним, обречено говорили: все равно все там будем, с удовольствием употребляли наркотики.
Военная база возле Лонгбини, находившегося в 35 километрах севернее Сайгона, занимала площадь 165 квадратных километров. Это был целый город. Помимо комфортабельных домов с кондиционерами заморские гости пользовались площадками для игры в гольф, и китайскими ресторанами. Они развлекались в трех кабаре и 102 киноклубах.
Но особой популярностью среди солдат пользовалось заведение «У августовской луны». Это поэтическое название получил огромный писсуар. Сюда ежедневно являлись пятнадцать сотен американских военных со всего южного Вьетнама, у которых кончался срок службы. Через облицованное кафелем помещение должен был пройти каждый представитель вооруженных сил, не взирая на звание. Моча солдат и генералов стекала в пронумерованные бутылочки в лабораторию. От результатов анализов зависело, сядет ли солдат в самолет, или задержится в юго-восточной Азии еще на несколько месяцев – в армейском наркологическом центре….
Да нет, американские спецслужбы уже тогда контролировали всю мировую торговлю наркотиками…. Но чтобы ими начали травить собственную армию…., это было уже слишком. Но поделать было ничего нельзя….
И после ухода американцев из южного Вьетнама в 1973 году местный режим продержался недолго. И хотя в 1975 году многомиллионная Сайгонская армия превосходила противника по численности в три раза, а ее авиация безраздельно владела небом, ей это не помогло. Перевес был и в танках, и в броневиках, и количестве орудий. У противника не было вертолетов и военных кораблей….
И все же этот хорошо оснащенный колосс капитулировал перед армией, у которой не было даже нормальной обуви….
Вообще, все началось со смехотворного факта. Южновьетнамский президент Тхеу, неожиданно издал приказ об отступлении армии из горных районов страны. Расходы на их охрану ложились тяжким бременем на экономику. Президент решил сосредоточить все силы для обороны богатейших, стратегически важных областей. Вот только что из этого получилось….
Внезапно в Южновьетнамской армии началась паника. Солдаты бросали оружие, и разбегались. Целые города сдавались без единого выстрела. Американцы оставили Сайгонским властям 600 истребителей – бомбардировщиков, 900 вертолетов, и несколько тысяч танков. Все это было сдано практически без боя…. Это является еще одной загадкой истории. Когда сила духа побеждает силу оружия. После чего наркотики и их употребление во Вьетнаме практически прекратили существование….
Но настоящий центр снабжения опиумом планеты начиная с пятидесятых годов и по начало восьмидесятых годов прошлого века был не в самом Вьетнаме. А рядом. Это так называемый «Золотой треугольник», расположенный на границе Китая, Вьетнама, Бирмы и Таиланда. Там, в труднодоступной горной местности, куда фактически не проникала власть ни одной из вышеперечисленных стран, начиная с 1950 года и по восьмидесятые годы включительно, выращивалось до 80% мирового объема опиума. История его возникновения началась банально. В 1949 году остатки 3 и 5 армии гоминдана, гонимые частями Мао Дзе Дуна бежали из китайской провинции Юнань-Нань на сопредельную территорию Бирмы. Вскоре в затерянных джунглях появился хорошо оборудованный аэродром. И военно-транспортные самолеты США без опознавательных знаков стали доставлять китайским генералам оружие и амуницию. Уже в 1951 году в китайскую провинцию Юнь-Нань вступили две тысячи солдат. Они не встретили поначалу никакого серьезного сопротивления, и двинулись в глубь страны. Но восстания, на которое рассчитывали гоминдановцы, не последовало. А части регулярной китайской армии перешли в наступление. Чайканшисты были разгромлены, и бежали обратно, оставив множество убитых, в том числе пять трупов белых советников….
В августе 1952 года последовало новое вторжение. Подразделения генерала Ли Ми, командующего бывшей восьмой армией, пополненные восьмью тысячами наемных солдат, из горных бирманских племен, вошли в Китай и даже продвинулись почти на сто километров. И опять их почти полностью уничтожили.
Тогда даже за океаном, в Вашингтоне поняли, что двенадцатитысячной армией Китай не завоюешь. И в месте дислокации остатков гоминдановских войск американцы смонтировали станцию электронного слежения за Китаем. А генерал Ли со своей армией усердно ее охранял. А заодно занялся по своей старой привычке наркотиками. С помощью посулов, денег и насилия китайцы начали вымогать у горцев опиумную дань. Это стало существенной прибавкой к генеральскому жалованию. Опий вывозили к потребителю до банального просто. На тех же американских самолетах, доставлявших на базу оборудование, оружие и амуницию. Правда, вскоре генералы занялись самодеятельностью, и совершили роковую для себя ошибку. Решив прибрать к рукам страну, оказавшую им гостеприимство. Это показалось им лучше, чем провести всю жизнь в непролазных джунглях…..В конце 1952 года они перешли реку Салуин и двинулись на восток. Рангунское правительство не на шутку всполошилось. Пока чужеземцы держались близ границы, их присутствие считалось не очень желательным, но не угрожающим. Тем более, что Вашингтон хорошо платил первым лицам страны, чтобы они ничего не замечали…. Иное дело – продвижение вглубь страны. Наступающие части были атакованы тремя лучшими бригадами Бирманской армии, и отброшены обратно. Правительство Бирмы обратилось в ООН с просьбой прекратить иностранную агрессию…. Разгорелся нешуточный международный скандал. И после долгих споров американцы эвакуировали китайцев. На Тайвань. Но не всех. Основную их часть переправили в западный Лаос, а затем в северный Таиланд. Тогда то и возникла в непроходимых джунглях деревушка Мессалонг, ставшая на долгие годы центом мировой торговли опиумом.
Бывшие гоминдановцы уже давно не воевали за освобождение от «красных» великой китайской империи. Теперь у них была задача поважнее…. Они снабжали наркотиками практически всю планету…. И снова местных крестьян заставили выращивать опий. Их армия, численностью в несколько тысяч человек контролировала окрестности, охраняя караваны с наркотиками. Правда, появились было конкуренты из местных выскочек, пытавшихся подражать, и влезть в доходный бизнес, но с ними быстро расправились….
Так продолжалось вплоть до конца семидесятых . Тогда американцы совсем убрались из Индокитая. И китайской наркоармии пришлось туго. Местные власти не желали с ними мирится. Впрочем, почти всех их впоследствии без проблем вывезли на Тайвань, где они продолжили свое вполне благополучное существование….
Но свято место пусто не бывает. И на смену китайцам, за которыми слишком заметно торчали уши спецслужб США, пришли местные жители. В конце семидесятых годов в Золотом треугольнике заметную роль стал играть некто Чан Шифу. Он даже сидел в местной тюрьме, Но с уходом с арены китайцев, быстренько бежал из заключения, куда его как конкурента упекли те же самые китайцы. Затем он сколотил армию в несколько тысяч человек, и занялся прибыльным бизнесом. Тем же, что и его предшественники. Наркотики все так же собирались, отправлялись по тем же адресам. Сменилась только охрана…..
Он тоже был «борцом за независимость», и даже давал пресс-конференции иностранным журналистам. « Я теперь генерал регулярной армии. Мы воюем за государство Шанов, за его независимость от Бирмы и Таиланда. Уже сейчас мы контролируем боле трети Бирмы, важно заявлял он. На самом деле объединенная Шанская армия тогда действительно на 90% состояла из шанов. Каждый солдат получал в месяц 30 батов ( около 1,5 доллара, и в придачу бочонок риса. Только вот причем тут борьба за свободу? Военными операциями руководил заместитель генерала – китаец с шаньским именем Ллаханд, а когда и где следует браться за оружие решал китаец – мусульманин Лао Мара, в руках которого были лаборатории вырабатывающие героин.
Кстати, этот самый Чан Шифу сделал в 1980 году репортерам из газеты Штерн следующее предложение: Поскольку мне не хватает денег, я готов продать весь нынешний урожай опия за десять миллионов долларов. Пусть кто-нибудь приобретет весь этот опий, ЦРУ например, или кто другой, и тем самым избавит человечество от множества бед….
Сенсационное предложение он повторил и в беседе с американскими сенаторами, состоявшееся годом ранее. Но американские законодатели на него не откликнулись. Избавлять человечество от множества бед им явно не хотелось…. Кстати, тогда этот самый шаньский повстанец контролировал около 80% мирового производства опия. А США и Западная Европа в это время на борьбу с наркотиками тратила уже не один десяток миллиардов долларов в год…. Странная арифметика, не правда ли? Хотя почему странная? В местах употребления эти объемы наркотиков стоили уже сотни миллиардов долларов….
А тут как раз СССР ввел войска в Афганистан. Вот уж где американские спецслужбы сумели позабавиться…. Из страны, в которой раньше о героине никто и не слыхивал, он превратился в главного поставщика этого зелья, сходу отобрав пальму первенства у «золотого треугольника». Оттуда доставлять наркотики стало все труднее. Местным властям почему-то не нравились очередные борцы за свободу, торгующие наркотиками…..
В Афганистане американцы действовали по старой, доставшейся им от французов во Вьетнаме, и Китайских гоминдановских генералов схеме. Полевые командиры заставляли местных крестьян сеять вместо традиционных зерновых культур мак. За это даже платили. Причем дороже, чем за зерно, которое можно было собрать с этого же участка. Все это обходилось в сущие копейки по американским меркам. Часть денег получали моджахеды, а потом и талибы. А у себя дома, да и в Европе счет шел уже на сотни миллионов долларов.

ИЮЛЬ 2002 ГОДА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>