Как Шурик в Америку ездил — глава первая

Шурик собрался ехать в Америку. По путевке. Которую ему вручили бесплатно. Правда, он об этом очень сильно попросил. А все началось с его младшего сына, девятилетнего озорника. Летом, в самый разгар июньской жары тот повадился покупать бутылки с колой. Это американский напиток такой. От рекламы которого даже в туалете не спрячешься. Берешь в руки газету, или туалетную бумагу, а на ней опять же, все о той же коле. А сын Шурика колу стал покупать исключительно из-за пробок. На их обратной стороне предметы разные были нарисованы, правда, разрезанные пополам. Майки с одним рукавом, одноглазые очки, распиленный автомобиль, и еще что-то. И как утверждала реклама, кто соберет две половинки, правую и левую, получит то, что нарисовано на картинке. Автомобиль, очки, или велосипед. Фирма эта самая кольная все хитро придумала. Чтоб ее продукцию лучше покупали. Правда, выигрышем и не пахло. Потому что соответствующие половинки выпускались в других странах. Это менеджеры Американской фирмы так шутили над своими покупателями. Сам Шурик на эти рекламные штучки не обращал внимания. Не обратил бы и на этот раз. А тут сидит сын малец, плачет над тремя десятками пробок, и говорит: вот, ни одна не подходит. Хоть бы майку выиграть…Шурик, конечно, объяснил сыну, что везет только дуракам и пьяницам. А если то и другое вместе, можно даже президентом стать. И что играть в азартные игры и лотереи разные с государством, а тем более с кольной компанией бесполезно. Все равно обманут. И потом, есть много других напитков. Но за сына обиделся. Все-таки нехорошо маленьких обманывать. Этому нас еще в школе учили. А тут как раз позвонил двоюродный брат. Из Молдавии. Жил он там. Приеду, говорит скоро в гости. Мать повидаю. Детей покажу. Вина хорошего привезу. Шурик ему и ляпнул про эти кольные пробки. А тот отвечает, у меня такая же беда. Так же дети на эту самую колу деньги переводят. И пробки собирают. Я их с собой захвачу. А через неделю брат явился, и пробки привез. Начали перебирать, смотрят, а они подходят! Два велосипеда, одна майка, две машины, и восемь штук очков… Американцы, когда Советский Союз поделили, все хорошо посчитали. Всех в отдельные государства загнали, как баре крепостных. И границ понаставили. А оказывается, нас как не дели, мы все равно вместе. Этого-то кольная компания и не рассчитала. Когда разные половинки на пробках в разных государствах напечатало. Шурик с братом половинки в горсть, и в кольную фирму, к директору. Завод-филиал этой самой фирмы в городе несколько лет, как построили. Директор на пробки таращится, ничего не поймет. Он иностранцем был. И твердо знал, что выиграть никто не может. Не было этого еще в практике компании. И даже выигрышей не предусмотрено. А пробки налицо. Вот они. Шурик кричит: Давай делать экспертизу. Независимую. И автомобили гони. И велосипеды мальцам. У директора завода шарики за ролики заходить начали. Он по программе работал. Резиновая улыбка на лице. Глубокомысленный взгляд. А тут программа сбой дала. Как в компьютере. Файлы перепутались, и ошибка прет. Он замычал и лицо перекосило. Одна половинка лица улыбается, а вторая злая, просто спасу нет. Одна половинка рта говорит сорри, а вторая фак, это ругательство такое американское, на все случаи жизни. Шурик понял, что у директора компьютер завис, надо перезагружать, или программу менять, и говорит: Короче, думай быстрее… Если к завтрашнему дню не надумаешь, соберу пресс-конференцию, журналистов побольше всяких, желательно из центральных газет и телевидения, и поведаю всему миру, как вы народу голову морочите. Или еще лучше подамся на фабрику к вашему конкуренту, тоже кольной компании. Вы друг друга говорят, любите как собака с кошкой. Они такой скандал организуют, что ваши убытки стоимость этих автомобилей в тысячи раз превысят.… Тут у директора окончательно микросхема задымилась. Он глаза закатил, в кресло рухнул, руками задергал. Надо же, говорит Шурик. Из-за денег, да еще к тому же чужих так убивается. А переводчик говорит, оставьте адрес, мы с главным американским начальством свяжемся, потом вам сообщим. На том и порешили. А утором к Шурику целая делегация нагрянула. С этого самого кольного завода. Директора, правда, не было. У него крыша поехала. Схватил в руки бутылку этой самой колы, и давай ее крутить, как будто руль в руках держит. А потом еще звук добавил. Ж-ж-ж…. Так четыре часа подряд и рулил куда-то. В общем, уехал окончательно. Его вместе со своим кольным рулем в руках так в Америку и отправили. К психологам. На лечение. От тяжких условий Российской действительности в себя приходить.
А к Шурику явился заместитель директора. Он свой, русский был. Правда, по-английски хорошо разговаривать научился. У этого голова покрепче была. Он за последние десять лет таких чудес насмотрелся, что Шурикины пробки ему детским фокусом показались. С ним еще пара женщин, помощницы видать. По какой линии не понятно, уж больно красивые. Скорей всего по маркетингу. У нас почему-то все длинноногие и красивые маркетингом занимаются. Наверное, ноги от ушей и высокий рост ума прибавляют. А заместитель директора этой самой кольной компании Шурику и говорит: Мы с высоким начальством связались. Призы получите. Велосипеды, майку сразу отдадим. Машины тоже, но чуть попозже. А еще кольная фирма вам поездку в Америку берется организовать… На целый месяц. Бесплатно. С освещением этой самой поездки по телевидению. Вот мол, как кольная фирма о своих покупателях, которые призы выигрывают, заботится. Высокое кольное начальство видимо решило этот скандал себе на пользу обратить. Раз платить деньги, так уж с выгодой.
Шурик подумал, и согласился. А что, посмотрю эту самую Америку. Это ведь мечта. Наших больших начальников. Раньше у них другая мечта была. Коммунизм построить. Но оказалось, до коммунизма, как до горизонта. Мы к нему, а он от нас. Строили, строили, и, наконец, не построили. Наверное, большим начальникам надоело. Раньше они кем были? Слугами народа. Только почему-то слуги лучше этого самого народа жили. Всегда. И рулили эти слуги сами, куда хотели. Наверное, лучше народа знали, что ему нужно. Но потом слуги решили сами хозяевами стать. Чтоб ни от кого не зависеть. Такое уже бывало. На заре феодального строя. Когда князья да бояре появились. В общем, поделили как то раз Россию по утру. А народ ничего не заметил. Наверное, крепко спал. И ему ничего не досталось. Поделить-то поделили, а что делать с тем, что поделили, не знают. Потому как наши начальники, за что ни возьмутся, все хреново получается. Что социализм, что капитализм. Может дело все-таки не в строе, а в начальниках?
А все таки интересно, как эти самые американцы живут? Они согласно рассказам больших начальников для нас эталон. Вроде того, что в Париже хранится под стеклянными колпаками. Вот Шурик и решил эту самую мечту руками пощупать. Увидеть собственными глазами, на что их страна вот уже как десять лет молится. На демократию американскую поглядеть вплотную. Может у них она, какая ни будь другая. Не такая как у нас. А на нашу демократию он уже насмотрелся. У нас она очень занятная. Почему-то народ избирает одних и тех же больших начальников. Постоянно. То ли сам не понимает чего делает, то ли большие начальники этого сильно хотят. А может то и другое вместе.
В общем, ехать так ехать. И через две недели Шурик прибыл в Москву. Оттуда самолет в Эту самую Америку вылетал. Почти прямой рейс. Правда, его почему-то отложили. На два дня. Толи погода плохая была, то ли Путин с Бушем опять поругались. То ли еще чего. Правда, потом выяснилось, что кампания, которая самолет отправляла, кому-то чего-то не заплатила. Может за небо, может за керосин. Такое сейчас часто бывает.
Шурик решил в гостиницу податься. Не сидеть же два дня в аэропорту. Ну и подался. Думает, устроюсь, а потом по городу погуляю. Все-таки Белокаменная, Столица. А милиции в Москве – не счесть. Каждый десятый, наверное. Хорошо им, москвичам. Работа есть. В милиции. Форму надел, и денежки сразу идут. Правда, гулял Шурик не долго. Потому как с сумкой был. Это было его первое преступление. Ведь в сумке могла бомба быть. А милиция усердно террористов искала. Второе, и самое главное преступление было в том, что он не москвич. В паспорте местной прописки не было. А это главное, чтоб по Москве можно было свободно передвигаться. И третьим преступлением было отсутствие московской регистрации. Короче, криминал налицо. И ощутил себя Шурик тем самым Буратино из знаменитой сказки. У того тоже три преступления были – Бездомный , Беспаспортный, Безработный. У Шурика, правда, другие. Но какая разница. Уж больно, похоже. А мимо сиротки разные разъезжали. На машинах с мигалками. Депутатов милиция не трогала. Тем хорошо, у них неприкосновенность. Их, наверное, всех в лицо знали. Госдуму то каждый день по телевизору показывают. Передача такая есть. То ли Дума – шоу называется, толи Парламентский час, не считая новостей всяких. А еще милиция бандитов почему-то не трогала. У этих тоже неприкосновенность была. Как у депутатов. А вот как милиция бандитов определяет, Шурик не понял. Депутатов их мало, всего четыреста пятьдесят. А бандитов много, не счесть. Наверное, в райотделах фотографии развешаны, у кого бандитская неприкосновенность имеется. Так что наша милиция они все как Гаи Юлии Цезари. Тот говорят всю свою армию в лицо знал.
В общем, Шурика остановили. Проверили сумку. Особое внимание милиции почему-то привлекли большие семейные трусы. Их очень долго рассматривали. Наверное, за парашют приняли. И пока Шурик до гостиницы добрался, его раз десять проверили. А около гостиницы в одиннадцатый раз начали проверять. И тут Шурика осенило: Он им билет в Америку в нос сунул. Оказывается, милиция билет в Америку очень даже уважает. Он для них важнее самого Шурика был. И всех его документов. Потому как сразу отпустили, без досмотра. Потом Шурик, гуляя по Москве им как пропуском пользовался. В общем, этот билет стал для него, как для партизана аусвайс, когда полицаи документы проверяли во время войны.
Гостиница оказалась старой, советской постройки. Этажей так в девять или двенадцать. Шурик не посчитал. Персонал тоже оказался старым, советским. Судя по замашкам. Мест как всегда не было. В холле толпился народ. Кого тут только не было. И грузины, и узбеки, и армяне. Они, наверное, по старой привычке продолжали Москву своей столицей считать. Могучая тетя с обвисшими как у бульдога щеками, высунувшись в окошко грозно рявкнула: Мест на всех не хватит!!!…Сейчас идет выселение жильцов… Грузин не принимаем.… И, подумав, добавила: В очередь, сукины дети!!!
Почему Грузин не принимали, Шурик не сообразил. Странное какое-то деление получалось. Вообще, людей можно разделить только на две категории: хорошие и плохие. Да и то, кто хороший, а кто плохой может только Господь Бог определить. А все остальное от лукавого. Но мордатая тетя и Большие начальники, которые прислали ей циркуляр про Грузинов, наверное, решили на себя функции Господа Бога взять.
Толпа, и Шурик в том числе, с воодушевлением выстроилась у стойки. А три Грузина, сказав тете у стойки что-то вроде «траки могэтханэ», что явно являлось непереводимой игрой слов, уныло поплелись к выходу, подхватив тяжелые баулы. Сервис был явно рыночным, только с Российским уклоном. Тетя между тем начала мягко журить седовласого соседа, выбросив ему в лицо регистрационную карточку, со словами: Мужчина, почему вы такой тупой!!! Даже карточку правильно заполнить не можете. А еще очки надели, интеллигент, наверное. Она произнесла слово интеллигент с ругательным оттенком. Так сейчас произносят Демократ, Чубайс или Гайдар. Мужчина поежился, пробормотал: Виноват, исправлюсь… А она уже отчитывала следующего, какого-то здоровенного мужика из алтайской глубинки. Тот был сильно похож на знаменитого Ермака, того самого, который Сибирь завоевывал. Такая же окладистая борода, чистое лицо, высокий лоб. И взгляд человека, который ничего не боится. Наверное, действительно потомком Ермака был. А тетя уже орала на него: Пол надо указать, мужской или женский. И семейное положение. Здесь вам Москва, не всякие там ваши колхозы,… Хотя, судя по бороде и косой сажени в плечах, мужика за женщину принять, было очень трудно. Конечно, всякое бывает, Но с Пенкиным или Моисеевым его не спутаешь. Мужик кажется, обиделся. Потому что пробормотал что-то невразумительное, что-то вроде «ерш твою медь» и так глянул на тетю, что она чуть не поперхнулась. Видимо прочитала в его глазах сполохи пожаров Разина и Пугачева, и знаменитое «Сарынь на кичку !» И еще что-то. На своем Московском, генетическом уровне. Потому что сама заполнила мужику регистрационную карточку, и отдала ее на оформление.
Наконец очередь дошла до Шурика. Тот, уже наученный горьким опытом предшественников, сунул в паспорт билет в Америку. Тете он очень понравился. Потому как она сразу стала вежливой. И даже на вы заговорила. А рядом другая тетя допытывалась у Казаха, где он прописан. У них, у Казахов в паспорте графа прописка отсутствовала. А указанное им место жительство почему-то не совпадало с данными, занесенными в компьютер. Оказывается, в любой гостинице можно по паспорту выяснить, где человек прописан. Даже если он из ближнего зарубежья, СНГ. Такого в гостиницах в советское время даже КГБ себе не позволяло. Тогда все проще было. Сдал паспорт в гостиницу, и иди себе гуляй. Шурик в то время в Первопрестольной бывал. Он тогда во всей Москве всего двух милиционеров встретил, и то случайно. Наконец Шурику документы оформили. По всей форме. И Даже бумажку с московской регистрацией вручили. Почти торжественно. Правда, оркестра и аплодисментов не наблюдалось. Теперь, хоть на два дня он получается, человеком первого сорта стал. И из разряда Буратин перешел в разряд законопослушных граждан. Поселили его в двухместный номер. Согласно новому, рыночному сервису. Правда, в номере сосед оказался. Откуда-то из Орска. Он приехал в Москву сертификаты качества на продукцию своего завода покупать. Семьсот баксов всего, и сертификат на руках. А без него продукцию не продашь. Шурик соседу посоветовал: бросай ты свой завод. Купи цветной ксерокс, устройся в Москве, дай рекламу, и тоже начинай сертификатами торговать. Это намного прибыльнее. На местах, в глубинке, ничего не поймут. Здесь тоже. Раз торгуешь, значит, крутая крыша есть. Пока сообразят, на зарплату всему заводу на год вперед соберешь. Соседу идея явно понравилась.
А Шурик бросил сумку, и решил по городу погулять. На могилу Высоцкого сходить, на Ваганьковское. По Арбату пройтись. В общем, посмотреть, что новенького в столице появилось.
На Ваганьковском было все также. Тихая задумчивая очередь. Подойдут, положат гвоздики. Постоят у могилы Володи. Подумают каждый о своем. Здесь были все. Соль Земли Русской. И седовласый академик. И простой слесарь. И сосед Шурика по гостинице, алтайский крестьянин. И седой мальчишка- лейтенант на костылях и обожженным лицом…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>